Почему радикализируется ислам, как это делается, и каким образом необходимо этому противостоять?
Как можно победить религиозный экстремизм
0 6554

Как можно победить религиозный экстремизм


Почему радикализируется ислам, как это делается, и каким образом необходимо этому противостоять?

Экстремизм в Казахстане, по мнению известного политолога, профессора  кафедры религиоведения ЕНУ им. Л. Гумилева, Асылбека Избаирова, жесткими методами не переиграть. Он найдет себе другие выходы. Необходимо понимать, как он возникает, и воздействовать на первопричины. Властям надо это четко понимать, говорит эксперт, ведь интерес к религии у населения будет только нарастать. Железного занавеса больше не будет, и предпринимаемые в стране шаги по дерадикализации должны быть гибкими, отметил Избаиров.

- Асылбек Каримович, что будет самым эффективным в борьбе с радикализацией определенной части населения?

- Вообще на чем строят свою идеологию экстремисты? На конкретном терминологическом исламском аппарате, но который под собой имеет кривое толкование. Идет кривизна по специфическим понятиям.

Был такой опыт. Человек в 2011 году, когда была накаленная ситуация в Актобе после тех терактов, вошел в радикальную организацию – в такфирскую. Внутри он стал давать понятиям правильные определения – чистые, классические по исламу. В итоге та кривизна стала рушиться. Еще пример. В Узбекистане радикализация проходила по одному хадису – «Ислам пришел в этот мир чуждым, уйдет из него чуждым, как Туба – дерево в раю чужака». И радикалы Узбекистана говорили, что они чужаки в этом мире, должны уйти и жить по своим правилам в своих обществах. У них кривизна в том, что они про себя говорили «чужаки». А хотя традиционное и правильное понимание хадиса такое – «Ислам не чужой, а особенный». Мусульманин представляется особенным человеком, который дополнительно читает намаз, имеет хорошие отношения с родными, соседями, со всеми, в общем, ведут правильный образ жизни. Радикалы просто дали этому собственную – иную – интерпретацию. Вот и рушится идеология, когда дается неправильная интерпретация терминологического аппарата.

Сегодня профилактика проводится как? Собирают школьников, учителей, студентов, проводят собрания, но в итоге ничего не решается, потому что все процессы происходят в группах риска, в уязвимых категориях. Но даже если кто-то из тех студентов или школьников попадает в среду группы риска, их профилактика строится на противоречиях и конфликтности. В обществе существует фон противодействия.  

- Могут ли на потенциального или уже готового радикала как-то повлиять его близкие родственники, которые не разделяют его взглядов?

- У человека, который уходит в «кривизну», начинаются проблемы близкими. И если они не читают намаз, он их называет кафирами. В этом случае только грамотный теолог может расставить все по своим местам, выстраивая правильную линию. Отец и мать человека могут повлиять на его личные качества, нравственность, но радикализм основывается на глубоких учениях, на какой-то своей идеологии, детали и тонкости которых родители могут и не знать. Нарастает противодействие в семье, отец с сыном могут занять совершенно разные позиции. 

Я сам пытался составить определенный портрет радикала, но ничего не выходило. Причина проста. Хотел взять социальный фактор, но среди них были и довольно обеспеченные люди. Хотел рассмотреть молодых людей, но среди них были и те, кому 40 лет и даже больше. Пробовал взять фактор образованности, снова ничего не вышло – были там люди и с высшим образованием. Я пришел к убеждению, что действовать надо только через идеологию!

- А как конкретно, на Ваш взгляд, необходимо поступать властям?

- ДУМК должен принять позицию консолидации. Достаточно просто говорить об исламе, его истинных ценностях, далее так или иначе будут затрагиваться и темы радикализации. Необходимо активизировать созидательный потенциал, а сейчас политика строится на противоречиях. Примеры: сказал «Аминь» – штрафуют. 

- Скажите пожалуйста, как Вы думаете, как будет развиваться ситуация, если не делать ничего из сказанного Вами?

- Противостояние будет разрастаться. Есть конкретные количественные показатели, и они никуда не уйдут. Это как с железом: мы его нагреем, оно расплавится, и примет другую форму. В случае с людьми может случиться так, что они уйдут в конспирацию, но численные показатели останутся такими же, что и раннее. Но какое будет качество у нового «железа» – сказать очень сложно. Нельзя играть с огнем, нужен гибкий подход, действия через сомнения, убеждения.

Справка:

Асылбек Каримович ИЗБАИРОВ – сотрудник кафедры религиоведения Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева (с 2013 года по настоящее время).  

Высшее образование получил в АГУ им. Абая (исторический факультет) – 1995-1999 гг.

Опыт работы:

- 1999-2000 гг. – преподаватель истории в СШ им. Карасай батыра (пос. Чемолган);

- 2000-2010 гг. – научный сотрудник Отдела стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения им.Р.Б. Сулейменова КН МОН РК;

- 2003-2004 гг. – ведущий эксперт Службы психолого-криминалистических исследований Центра судебной экспертизы МЮ РК;

- 2005-2006 гг. – руководитель Исследовательского центра внешней политики в Академии государственного управления при Президенте РК;

- 2006-2012 гг. – главный научный сотрудник НИИ КНБ РК.

Имеет квалификацию для проведения судебно-экспертных психолого-филологических исследований (выдано МЮ РК в 2003 г.). К этому году имеет за плечами около 70 религиоведческих экспертиз. 

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии или войдите как гость


Имя:

Адрес (оставьте пустым):

Сообщение:

ЛУЧШИЕ ВЫПУСКИ

Loading...
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.