Актер Ермек Турганбеков рассказал о своем герое и его внутренней борьбе в фильме «Красный уровень».
Любовь и экстремизм: история Аскара и Наргиз

Любовь и экстремизм: история Аскара и Наргиз

Тема вербовки молодых людей в отряды запрещенных организаций сейчас остро стоит во всем мире. Эта трагедия раскрыта в новом казахстанском фильме «Красный уровень». Молодой актер Ермек Турганбеков, сыгравший в киноленте студента-медика Аскара, попавшего под влияние радикоалов, рассказал о своем герое и его внутренней борьбе.

«Красный уровень» – это сериал про национальную безопасность и семейные ценности. Здесь показана история любви молодых людей – Аскара и Наргиз (Марйам Сатаева), в которую вмешиваются радикальные экстремисты. Аскара вербуют, и он на глазах любимой становится другим человеком. Удастся ли ей спасти его из лап радикализма?

Премьера фильма состоится 31 марта на телеканале «КТК». О ходе съемок, посыле фильма и его своевременности рассказал Ермек Турганбеков.

- Ермек, какую личную трагедию вы переживаете на экране?

- Мой герой – обычный студент, который учится в медицинском университете, мечтает спасать человеческие жизни. Он приехал в город из аула, чтобы в будущем обеспечивать маму и 9-летнего братишку. Но случайно попадает в круг радикальных экстремистов. Вообще сюжетная линия моего героя построена так, что постоянно держит зрителя в каком-то сопереживании. И именно поэтому мой герой будет интересен многим.

- А как ваш герой попадается на удочку преступников?

- Они входят в доверие, помогают решить проблемы студента и используют при этом религию. Мой герой, сам того не осознавая, полностью отдается им. Признаюсь, когда мне отправили текст сценария, я прочитал, и мне, честно говоря, стало очень страшно. Потому что я представлял, как это все происходит в реальной жизни. Думал: смогу ли я? Но с помощью режиссера все это стало реальностью, когда во время процесса съемок мне объясняли, как вообще люди ведут себя в таких ситуациях. Все это в моей голове как-то перемешалось, честно говоря. И я подумал: а ведь правда в жизни есть такие люди, которые, забывая о важных ценностях, о родных, сбиваются с пути, заблуждаются в вере. И мы на примере очень многих людей видели это по телевизору, по новостям. И я чувствовал, что с каждым днем съемок Аскар впитывался в меня. Все это вызывало, с одной стороны, страх и, с другой, какое-то удовлетворение в качестве актера.

- Вы пробовали сами разобраться, где правда, а где ложь, где истинная вера, а где искаженные догмы?

- Между религией и человеком, который хочет связать свою жизнь с религией, не должно быть третьего лица. То есть человек сам осознанно должен понимать, к чему он идет. Это должно быть абсолютно трезвое решение самого человека как личности. А когда ему говорят: «вот это правильно, а вот это нет; делай вот это, будет вот так», это уже, я думаю, чистое манипулирование, человек как-то теряется в религиозном пространстве и не осознает полностью, что правильно, а что нет. Именно это и происходит с моим героем. И чтобы предотвратить это, человек должен больше читать сам, больше узнавать сам. И при этом иметь свое мировоззрение, уметь самому принимать решение за себя.

- Ваши личные наблюдения, жизненный опыт помогли вам в создании этого образа?

- Вполне возможно, что кто-то увидит себя на экране. Я тоже видел таких людей, вел наблюдение, перед тем как начать сниматься. Мне очень понравился мой герой как персонаж, потому что у него очень большая перспектива. То есть он с начала этой истории и до конца – он в каждом эпизоде разный. То есть он меняется. Это меня очень сильно заинтересовало как актера, потому что само по себе вытащить такую роль – это непросто.

- А что интересное произошло с вами на площадке?

- Была сцена, где я должен был драться. Мой партнер должен был меня ударить, а я упасть. Но ударить не по-настоящему, а, как вы понимаете, сымитировать удар. Там еще работали каскадеры. И поставили сцену так, чтобы никто не пострадал. Это, конечно, главный закон на съемочной площадке. И, значит, я уклоняюсь от удара, смотрю на моего партнера – и тут такой звук «па-бам»! Он в меня попадает. Я падаю. Тут же во мне просыпается какое-то непонятное ощущение. Я встаю. Не хочу останавливаться. Бегу на него. И он кричит: «Стой-стой-стой, пожалуйста, извини меня!» Удар слишком сильный получился. У меня за пять минут опухло пол-лица. И ассистенты поочередно мороженое прикладывали: льда не было на площадке, приходилось покупать мороженое и прикладывать к синяку. Несколько дней я приходил на съемочную площадку с опухшим лицом.

- Спасибо за интересную беседу!

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕКак выявить экстремиста? Пять признаков радикала

«Красный уровень»: актеры должны «гореть» на съемках 

Серик Айтжанов: Я играл не супермена

Филипп Волошин: за достоверность событий отвечу

«Красный уровень»: Двойная игра Тауекеля Мусилима

«Красный уровень»: кому легче всего заблудиться

Серіктестер жаңалықтары

Загрузка...
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.