{metadescription}
Интервью Артура Платонова с председателем Национального Банка РК Григорием Марченко

Интервью Артура Платонова с председателем Национального Банка РК Григорием Марченко

Артур Платонов: - Григорий Александрович, Вам большое спасибо, что нашли время. У нас очень много вопросов от телезрителей. И, наверное, один из основных, прошла девальвация, были определенные прогнозы, насколько должны вырасти цены, баланс импортозамещения должен измениться. Удалось выполнить ВСЕ поставленные задачи? Каковы итоги этого промежутка времени?

Григорий Марченко: - Я хочу сказать, что, в целом, главным показателем, всё-таки, является уровень инфляции. Рост цен, который у нас измеряется индексом потребительских цен. В него входят более 500 позиций. Когда все это начиналось, было 300 наименований разных товаров и услуг. Методология эта разработана МВФ, у них есть спец.статистический департамент. Более того, они раз в два года приезжают и проверяют, насколько правильно мы это делаем. Занимается этим независимый от нас орган – Нац.стат.Агенство. Так вот, у нас результаты по инфляции даже лучше, чем мы ожидали. Артур Платонов: - А, в рамках СНГ, положим? Григорий Марченко: - В рамках СНГ можно сравнивать, у нас инфляция в 1,5-2 раза ниже чем в России и Украине. При том, что, допустим, если брать 2008г. у нас уровень инфляции был выше, чем в России. Я хочу сказать, почти трехкратное снижение цен. Если брать12 месяцев - с 1 августа по 1 августа, у нас произошло снижение 6,9%, в России - 12%.Здесь результаты даже лучше, чем мы ожидали. Было очень много разговоров…Вы правильно говорите, раз девальвация 25%, думали и цены вырастут на 25%. Неправда. О чем мы и говорили. У нас все-таки 2\3 товаров и продуктов питания производится в Казахстане. Нам не верили, критиковали. Но за 12 месяцев инфляция на 1 января была 9,5%, сейчас ниже 7%. Артур Платонов: - Казахстанского больше покупать стали. Т.е., это поддержало отечественного производителя? Григорий Марченко: - Скажем так, полной информации пока нет, она идет с определенным опозданием. Полная информация по платежному балансу идет с 3 месячным опозданием. Мы к 1 октября сможем более внятно… Но, в целом, у нас импорт сократился до 23%. –Т.е., это помогло экономике? – Это помогло экономике, многие говорили о том, что девальвация, якобы, делается только в интересах крупных экспортеров. Это не так. В частности, в январе, я многим об этом говорил, у нас падение пром.производства было почти 18% и, поотраслевой анализ четко показал, что это были отрасли, которые прямо конкурировали с резко подешевевшим в $ эквиваленте, импортом из др.стран СНГ. Поэтому, мы вынуждены это сделать, для того, чтобы защитить наш рынок. В целом, я думаю, окончательные итоги можно будет подводить, когда год закончится. Но, я говорю, что главный показатель – это инфляция. И по нему у нас результаты даже лучше, чем мы ожидали. Артур Платонов: - За счет чего они лучше получились? Григорий Марченко: - Это, больше общемировые тенденции. У нас, когда начался существенный рост цен на нефть в 2007г…. Люди, вроде бы, радуются, с одной стороны, цены на нефть высокие а, с другой стороны, цены на ГСМ внутри страны начинают расти тоже. Соответственно это сказывается на инфляции. Или, помните, когда у нас цены на зерно были 350$и больше – это хорошо. А потом подняли осенью цены на хлеб. –Т.е., всегда есть обратная сторона… -Да, да. В экономике обычно так. Поэтому, общемировые цены на сырье очень быстро росли в 2007-начале 2008г. и, в результате этого… -И тенге укреплялся –Да, у нас была инфляция. Сейчас ситуация поменялась. Цены на нефть в 2 раза ниже, чем были на пике. Цены на зерно более чем в 2 раза ниже, чем были на пике и, в целом, уровень инфляционный он начал снижаться. Это и в России, и в Украине, и в других странах СНГ. Артур Платонов: - Григорий Александрович, скажите, нет необходимости в еще одной девальвации, спрашивают нас часто и, будет-не будет, третья волна кризиса? Григорий Марченко: - Вы будете смеяться, но второй девальвации не будет. Я просто уже, мне смешно на этот вопрос отвечать, я вчера был на казахском радио, и нам его задают каждый день. – Люди чаще всего присылают этот вопрос. – Когда говоришь, что не будет, идут комментарии «раз они так часто об этом говорят, значит, точно будет». –Как психоаналитики, по Фрейду…-Да, они очень у нас на кушетке, видимо, сами любят полежать, поэтому….Нет, мы четко сказали, когда 4 февраля делали девальвацию, четко сказали, что она вводится на среднесрочный период. Среднесрочный период, по-русски если говорить, это 1 год. До 5 февраля следующего года, коридор будет….-И доллар, как Вы сказали, 150-151 +\- до 2-х тенге по-моему…. –150 +\- 5 как и обещали, -так и сохраните. Григорий Марченко: - В ноябре, для того, чтобы исключить всякие спекуляции, о том, что будет после 5 февраля. Я думаю, в ноябре мы объявим о том, каким будет коридор, или какая будет курсовая политика на 2010 г. Чтобы люди могли подготовиться. А, в целом, слухов очень много. Сейчас у нас в июле была волна слухов. Люди ничего объяснить не могли, но, на всякий случай, говорили, что 15 июля будет 180-192. Ничего не было. У нас за 5 мес. было четыре волны слухов. Самая сильная была в конце февраля, вторая по силе…. - Но третьей фазы кризиса не должно быть после четвертой волны слухов… -Сейчас, практически все, серьезные аналитики говорят о том, что худшее позади и третья фаза кризиса…мы говорили о том, что она возможно только теоретически… Теоретическая вероятность этого очень низкая. Это только при том, что цены на нефть упадут до 30$ за баррель и будут там находиться достаточно длительное время. Григорий Марченко: - Видите, у нас почему, вот эти плохие прогнозы пользуются популярностью? Может, Вы помните, у нас в июле представители банка BNP-Pariba вышли и сказали, что в конце августа нефть будет стоить 45$. Сейчас уже конец августа и нефть стоит 71-72$. Т.е. 45, скорей всего, не будет. Зато, его показали по всем каналам. –Ну да, цена велика таким высказываниям всегда. –Как Энди Уорхел обещал, что в будущем, в жизни каждого человека будет 15 минут славы…. -Ошибся….-Вот, поэтому, если бы у нас, кто-то выходил и говорил, что, Нацбанк делает все правильно и, я верю, что коридор можно будет удержать, его бы, не печатали. А те, кто кричал, что будет 180, а где они теперь? Они теперь, с таким же энтузиазмом, дают какие-нибудь другие прогнозы, такие же негативные. Потому что они, во-первых, ни за что не отвечают. Эти люди. –Это важный параметр, основополагающий…- В отличие от меня, допустим. Потому что, я несу ответственность за то, что делаю. Во-вторых, они ни в чем не разбираются. Поэтому, им очень легко делать эти прогнозы. Эти люди очень сильно напоминают персонаж Ильфа и Петрова «эти пикейные жилеты»??? Т.Е., в современном оформлении. Одежда как бы другая, но как бы они палец в рот не положили и т.д. Поэтому, к этому спокойно нужно относиться. Артур Платонов: - До конца года какие прогнозы по инфляции? Григорий Марченко: - По инфляции мы дали прогноз, что будет 8-8,5%. –Т.е., цены сильно не вырастут? –Нет, но ключевой вопрос, это, что будет с 1 октября и какое будет повышение цен на тарифы. В зависимости от этого тогда уже можно будет прогноз и уточнять. Но, в целом, очень важно, что инфляция снизилась. Мы, как Вы знаете, уже шесть раз снижали ставку рефинансирования 7,5%…-Еще будет снижаться? – Мы четко всегда говорили, если будет снижаться инфляция, т.е., в частности, если в августе рост цен будет 0 или даже бывали в августе (поскольку с\х продукция дешевеет) бывал и отрицательный уровень цен. Тогда, может быть ситуация, что 9-ти месячная инфляция может снизиться до 6%. Тогда, естественно, в сентябре мы ставку рефинансирования снизим до 7%. Григорий Марченко: - У нас был уже исторический минимум в 2003-2005гг. ставка рефинансирования была 7%. Т.е., мы можем к этому уровню вернуться, но это будет ясно буквально только через неделю. Артур Платонов: - Вот сейчас много говорят о новой концепции финансового сектора. В чем ее преимущества? Григорий Марченко: - Концепция, конечно, находится в обсуждении, но там базовых блоков будет ТРИ. 1-й – это принцип контр цикличности надзора и регулирования. Мы об этом много говорили, что, рыночная экономика, она циклична. Сначала идет спад, потом начинается оживление, потом бум, после бума кризис, спад. Так бывает каждые 7-8… Финансовые системы, они, традиционно, являлись процикличными, т.е. они усиливали цикл. Когда идет бум, банки радостно всех кредитуют. Тем самым, увеличивают кредитную экспансию, растут цены на недвижимость и увеличиваются риски. А надзор в этот период, потому что показатели у банков вроде бы как хорошие, он сильно и не вмешивается. Когда наступает кризис, с одной стороны банки перестают выдавать новые кредиты…. - Как у нас произошло уже? – Как везде происходит, Артур, это, к сожалению, общемировая практика. А надзор начинает предъявлять к банкам более жесткие требования. И, в результате этого, скажем так, спад может стать еще глубже. Принцип контр цикличности, он заключается в том, что, нужно более жестко и более пристально подходить к банкам и фин.институтам в период роста и бума, и создавать определенные резервы в этот период. Чтобы, за счет этих резервов, можно было сгладить последствия во время кризиса, спада. Вот это очень важный блок. Мы сейчас вместе с АФН, представителями правительства над ним работаем. Второй блок вопросов связан с системой государственно-частного партнерства. Это понятно, что не только мы и не только АФН. В первую очередь, важно роль правительства. О чем идет речь? У нас всегда было бюджетное финансирование, с др.стороны, кредитование со стороны банков или приобретение ценных бумаг со стороны фин.институтов. C третьей стороны, были прямые иностранные инвестиции. Понятно, что бюджетное финансирование шло на школы, больницы и другие организации. Банки, как видим, кредитовали недвижимость, потребительское кредитование, МСБ, иностранные инвестиции шли в нефтегазовый и металлургический сектора. При этом, у Казахстана огромные потребности в развитии инфраструктуры, строительстве дорог, железных дорог…. -Т.е. складывался дисбаланс…-Да, но эти проекты они очень длинные, рентабельность у них ниже, чем… -Отдачи сразу не дают как у нас очень любят…- Да, поэтому идея государственно-частного партнерства в том и заключается, чтобы все эти ТРИ потока – бюджетный, финансовый сектор и прямые иностранные инвестиции объединить в один. Например, вот большой проект в несколько млрд. долларов. Государство говорит, что мы 20% даем, и больше денег нет. На 51%, естественно, через тендер, привлекается стратегический инвестор, который вкладывает 51% и является собственником проекта. Оставшиеся 29% привлекается у финансовых институтов, тех же банков, пенсионных фондов по какой-то схеме, через гарантию…. -Т.е. получается солидарная ответственность…-Да. И они все эти ТРИ потока объединяются в одни. И, если правильно все сделать, мы можем очень сильно продвинуться именно в этой области и решить все проблемы, которые годами, десятилетиями…… -Т.е., вероятность завершения будет значительно выше? –Безусловно. С одной стороны, есть инвесторы, которые за этот проект отвечают и можно с него спрашивать. С другой, не нужно все финансировать самому, часть денег дает государство. Раз дает, можно за них и спрашивать. Часть денег дают частные финансовые институты…. -И, они заинтересованы в прибыли, чтобы проект был завершен…-Т.е. можно структурировать это всё. Примеры позитивные во многих странах есть. Нам нужно, просто, этот блок вопросов проработать, внести изменения в законодательство… -Как скоро это может вступить в силу? – Мы надеемся, что концепция будет до 1 ноября уже одобрена. Соответственно, тогда уже можно будет вносить изменения в законодательство. Т.е. это еще несколько месяцев. Мы надеемся….. -В течение года, в принципе…., что со следующего года это заработает. Третий блок вопросов – это уроки кризиса. Где-то, что-то нужно усилить, что-то ужесточить, работу с какими-то инструментами…. Артур Платонов: - Вот, Вы как считаете, что усилить нужно или ужесточить. Григорий Марченко: - Нуу, мы, там есть целый ряд позиций. Например, отношения кредитов к депозитам. Стандартно, во многих странах, кредиты банка, они должны составлять… -Сколько дали, столько взяли… -150% от депозитов. Депозит – это то, что привлечено на внутреннем рынке. У нас, в отдельные годы, у отдельных банков, доходило за 300%. Поэтому, была большая зависимость от внешнего финансирования. По внешнему финансированию, мы об этом уже говорили, может быть не более 30% от общих обязательств банка внешние обязательства. Потом, вот, мы, тоже видим, у нас есть запрет. Если человек занимал руководящую должность в банке, который был доведен до банкротства, то запрет на занятие соответствующих должностей 5 лет. - Ответственность он какую-то несет? –5 лет он не может потом работать в этой сфере. Мы считаем, что нужно от 5 лет переходить к пожизненному запрету. Если один раз человек……вот! Мы видим ситуацию, что, люди, в 90-е годы у них банк закрывали, они 5 лет ждали, потом возвращались в финансовый сектор и сейчас у этих людей опять есть проблемы. Видимо…. -Проблемы не только у них, но и у тех, кто с этим банком связался. –Безусловно. Поэтому нам, я думаю, что…. Потом, есть целый ряд сложных финансовых инструментов, которые наши банки…..Вот, я пример приводил, что наши банки заключали структурный продукт, где подстилающий риск заключался в том, что в США ставки не должны падать ниже 3,5%. Сейчас они составляют около 0. Люди заключали соглашения, не понимая, с какими рисками они сталкиваются. Когда речь идет о сложных продуктах, а иногда, и не очень сложных для финансовых систем, обычно тот, кто лучше разбирается и понимает какие риски, продает…. -стратегическим мышлением нужно обладать…продает тому, кто разбирается хуже. У нас был такой момент, что Западные банки, они нашим банкам, извините за выражение, впихивали, достаточно, сложные финансовые продукты, которые тогда выглядели хорошо, а когда начался кризис, выяснилось, что там достаточно большие убытки. – Ну и потом, если что, можно их подешевле вернуть себе…-Там разные схемы. Я просто о том, что, в таких случаях, проще такие продукты просто запретить. Артур Платонов: - Государство как-то может рекомендовать банкам этого не делать, если банк частный. Или, принципиально не вмешиваясь, когда всё было нормально? Григорий Марченко: - Нет, в принципе, для пенсионных фондов эта система есть. И для банков, в целом, она есть. Её просто можно усилить, когда, определенные виды продуктов, можно покупать, только если есть прямое разрешение АФН. Т.е. АФН публикует разрешенный перечень инструментов, и только его банки могут покупать…Это всё открыто? – Конечно! Нам зачем закрытость! Артур Платонов: - Коль разговор зашел о банках, сейчас говорят о том, что банки должны…. иностранные компании должны обязать хранить определенную часть средств в наших банках. Что это даст? Григорий Марченко: - Вы понимаете, мы много уже говорим, несколько лет, о казахстанском содержании. Когда речь идет о содержании в товары и услуги, но, почему-то, в это понятие никогда не входили услуги финансовые. И, у нас, целый ряд крупных иностранных инвесторов, которые работают на нашем рынке. В т.ч. несколько наших крупных компаний, негосударственных, которые работают в сфере нефтяного сектора…. -И предпочитают, видимо, в Западных банках держать,….-Они всё держат в Западных банках… Артур Платонов: - Это недоверие к системе или это комплексный подход? Григорий Марченко: - Нуу, отчасти, это недоверие к системе. С другой стороны, видимо, есть определенные опасения, что может быть какой-то контроль за теми средствами, которые будут через банки перечисляться, хотя у нас…. -И контроль нежелателен… - Нет, механизм же банковской тайны он функционирует. При том, что ставки по депозитам, которые предлагают Западные банки, они в 3-4 раза ниже, чем те ставки, которые предлагают банки казахстанские. Поэтому, если говорить о рисках, то, может быть, они несколько выше. Но никак не в 3 - 4раза. Поэтому, этот вопрос, мы, на самом деле, поднимаем давно. Сейчас, Президент….. -Отказаться могут иностранцы. Вот скажут, мы не доверяем этим банкам, было столько скандалов….-Во-первых, их никто же не заставляет все деньги держать в этих банках. Или большую часть. Речь идет о том, чтобы они держали часть средств. Какую часть 30-40-50% это вопрос обсуждаемый. Но, никто никогда не ставил и, я думаю, не будет ставить, что они должны работать только через казахстанские банки. Хотя, в этом смысле, извините, они являются нашими юридическими лицами, работают…. Артур Платонов: - Положим, наши компании, если они работают за границей, они обязаны держать свои средства в местных банках или это законодательно…..? Григорий Марченко: - Там много… на самом деле, в странах есть очень много, о чем никто не говорит. Вот, если, какой-то крупный американский банк обанкротится, он, в первую очередь, будет рассчитываться со своими вкладчиками – гражданами США. А если денег не хватит, для граждан Казахстана, где находится дочерний банк этого американского банка, или Польши или другой страны, то они подождут. Поэтому говорить….. Когда нам, конечно, рассказывают, особенно при переговорах по вступлению в ВТО о том, как там красиво, справедливо и благополучно, это не так. Есть законы в США, принятые в 90-е годы, о том, что если определенная часть депозитов привлечена на какой-то территории, то половина этих средств должна быть выдана в виде кредитов на этой территории. Т.е. если вы привлекаете средства в каком-нибудь районе штата Калифорния, вы половину этих денег…. -Чтобы они работали на штат Калифорния…-Да. А выгонять в другие регионы, того же штата Калифорния….-Т.е. это нормальная практика получается это требование?… -Нуу, нормальная, ненормальная – это вопрос философский. Потому что, естественно, банки всегда борются за то, чтобы им была полная свобода в использовании средств, а регуляторы говорят, что у вас есть, извините, и соц.отвественность, и вы должны какие-то меры применять, демонстрируя что эта соц.отвественность вами правильно понимается. Артур Платонов: - Но их свобода потом дорого обходится вкладчикам. –Да. -Очень часто. Потом, тратят они деньги свободно, а как начинаются проблемы, они обращаются к государству и расплачивается за их свободу государство очень часто. Григорий Марченко: - Да. У нас, если вспомнить, к примеру, 90-е годы, были ситуации, когда, в целом, банк работал неплохо, но одну ошибку он делал – выдавал большой кредит, который не возвращался. А потом, страдал весь банк и все его филиалы. У банка может быть 12 филиалов, 11 работают хорошо, но, если двенадцатый сделал большую ошибку, после этого страдают все. Весь банк, вкладчики и т.д. Поэтому, цена ошибки высока очень в банковской системе. И цена завышенного или чрезмерного риска, на который банкиры шли, мы сейчас это видим. У нас очень много говорится о ситуации в двух крупных банках – БТА и Альянс…. –Да, вкладчики очень переживают…-Я Вам хотел некоторые цифры назвать. У нас, на самом деле, доверие к банковской системе не только не утрачено, рост вкладов продолжается достаточно активно. За 2 месяца - июнь и июль - люди принесли 47млрд… -В том числе и в эти банки да? –Вот, как раз, про это я и хочу сказать. Если в целом брать по системе, у нас, с начала года, прирост 10,6%. В ТуранАлеме –40%, в Альянсе –36%. Если эти банки убрать, тогда в целом по банковской системе, больше 20%. -Благополучно вроде как. –Да. Если брать другие крупные банки – Казком и Народный, у них с начала года рост более 14%. Если брать средние банки, есть и +20%, есть +30%, а есть и +50%. –Это не может быть связано с тем, что из тех банков ушли в эти? –Частично это связано, но общий то рост тоже есть. Т.е. и по месяцам очень четко видно, когда люди нервничали и когда был реально отток депозитов из БТА и Альянса. Артур Платонов: - Сейчас никаких проблем не может быть у вкладчиков этих банков, да? Не смотря на аресты и скандалы. Т.е. вкладчик может, нас вот часто спрашивают, прийти и забрать часть своих денег или сумму в банкомате получить? Григорий Марченко: - Пожалуйста! – И никаких проблем не должно быть? –Не должно быть никаких проблем. Я всегда говорю, если вопросы возникают, есть Управление защиты прав потребителей в АФН, можно обращаться туда. Потому что, люди, безусловно, свободны в распоряжении своими средствами. Если они хотят снять свои деньги, пожалуйста, но….. –Т.е. никаких предпосылок не давать людям деньги ни у какого банка сейчас нет? –Нет. Ликвидность, я об этом много раз говорил, если осенью 2007 г. и осенью 2008 г. Нацбанк несколько раз вмешивался и поддерживал многие банки ликвидностью, то сейчас, если брать с 1 февраля, совокупная ликвидность банков, которая размещается в Нацбанке, была $2млрд. в эквиваленте. Сейчас, в отдельные дни, она превышает $7млрд. Т.е. у нас две банковские системы – БТА и Альянс, где продолжается работа по реструктуризации внешнего долга….. -Т.е. банки проблемные, да….-И, когда она будет закончена, тогда эти проблемы будут решены. Остальной банковский сектор… Естественно, вопросы есть, потому что, глобальный финансовый кризис, банки не хотят давать новые кредиты, доступ на внешние рынки закрыт. Но это не только для казахстанских банков, но и, практически, для всех развивающихся стран. Но эти проблемы, они решаемы. Тем более, благодаря этой государственной программе. Через «Самрук-Казына», на рефинансирование МСБ, на рефинансирование ипотеки, на сельское хозяйство. Артур Платонов: - Вот, если проблемы с рефинансированием, человек может обратиться в АФН? Григорий Марченко: - Так оно для этого это Управление и существует. Т.е. если права вкладчика или клиента в чем-то ущемлены, они считают, что банк повел себя неправильно или нарушил закон, они имеют полное право и должны туда обращаться. Для этого это всё и делается. Артур Платонов: - Григорий Александрович, в последнее время, говорят об облигациях. Что будут выпущены облигации с привязкой к доллару. В чем смысл этой акции и, не будет ли какого-то дисбаланса. Говорят, что на крупную сумму выпускают эти акции? Григорий Марченко: - Да нет. Тут много сразу пошло разговоров. Люди цифрами не владеют. Минфин предполагает выпустить эти облигации на 150 млрд. тенге. Правильно? –Т.е., около млрд. долларов там сумма была. –Это максимум. Вначале вообще речь идет о 15 – первый транш. Если они выпустят 15 и на этом остановятся, тогда вообще не о чем разговаривать. Потому что, вклады населения в наших банках составляют более 1трлн. 600млрд. тенге. - Т.е. несопоставимо получается. – Это меньше 1%. Я вам две цифры назвал, т.е. у нас прирост вкладов за месяц в июне-июле 22-23 млрд. тенге в месяц. Если рост вкладов 23 млрд. в месяц, что такое 15 млрд. тенге. Это вообще….. Но, с другой стороны, есть определенная категория населения, которая предпочитает держать деньги в наличных долларах. И они их не размещают в банках. Т.е. я думаю, если удастся привлечь деньги этой категории, это будет очень хорошо. И мы, Нацбанк, всегда поддерживали эту идею. Она уже, где-то полгода обсуждается. Идея выпуска государственных ценных бумаг с привязкой к валюте. Там вопрос ставки, конечно будет. Потому что, ставка по депозитам….. - На какой срок примерно планируется выпустить эти облигации, срок погашения? – Я, насколько понимаю, окончательные детали еще не отработаны, но, в любом случае, люди там будут сравнивать со ставками по депозитам. А максимальный уровень ставки по валютным депозитам 8%. Поэтому, я думаю, и ставка по этим ГЦБ должна быть 7-7,5%. Если они будут среднесрочными. Но, в целом, это инструмент минфина. Т.е. мы, конечно, можем им советовать, но решение, все равно, будет принимать министерство финансов. Но, в целом, это инструмент и он покажет насколько есть интерес к ценным бумагам с привязкой к валюте и, насколько, эта часть населения… Потому что, оценки есть разные, нуу, от 10 до 15 млрд долларов. – Должно привлечь да…-Нет, в целом есть. Но из этой суммы, мы считаем, что, половина – это те деньги, что используются для расчетов. Это челноки, традиционно за квартиры и машины, тоже, платят наличными долларами. Можно оценочно сказать, что 5-7 млрд. долларов есть свободных, которые можно было бы привлечь через какие-то инструменты. Это могут быть разные инструменты. Вот, те ценные бумаги минфина, о которых Вы говорите. Это может быть золото. Мы предполагаем в сентябре запустить новую серию инвестиционных монет – 1 унция, 0,5унции, 1\4 и 1\10 унции «Золотой барс». Поскольку, эти монеты будут выпускаться Нацбанком, на них нет НДС. Вот, проблема с золотыми слитками, когда очень много было разговоров, говорили, что это все для богатых… Монета в 1\10 унции она будет стоить в пределах 15 тыс. тенге. Не так дорого. И те люди, которые хотят часть своих сбережений разместить в золоте, они могут приобретать монеты. То же самое касается, что, все-таки, когда рынки ценных бумаг пойдут окончательно на поправку, я думаю, восстановится интерес к паевым фондам. Это, тоже, средство сбережения. Но, может быть, все деньги вставлять в ценные бумаги, в акции и облигации не нужно. Это только часть сбережений. Мы, также, считаем, что, на каком-то этапе, у нас все-таки накопительные договора страхования жизни начнут работать. Которые, по своей сути, похожи на депозиты. Т.е. позволяют что-то накапливать. Но, с другой стороны, обеспечивают защиту в том случае, если с человеком что-то произойдет. – Т.е. сейчас разнообразие форм уже будет? –Да! Потому что, мы все согласны с тем, что использовать только банковские депозиты в качестве, временами у нас получается, единственного средства сбережения. Это не правильно. Нужно предлагать людям разные продукты. Они из этих продуктов что-то смогут выбрать. Тем более, с нашей точки зрения, они не являются конкурирующими, они являются дополняющими. – Просто разными. –Да, часть средств можно держать в банковских депозитах, на часть денег купить ценные бумаги государственные. Если у кого-то денег много – не государственные. У кого-то еще больше, можно купить золото и, тем самым, сформировать этот вот диверсифицированный портфель. Артур Платонов: - Т.е., сейчас уже речь идет не только о том, в чем хранить – долларах, тенге или евро, есть альтернативные продукты и, сейчас, по Вашему мнению, куда, в золото больше стараются вкладывать, в слитки? Григорий Марченко: - Да нет, интерес есть. У нас продажи монет в этом году выросли в 3,5-4 раза. Но, с очень низкого уровня. –Т.е. это, косвенно, наверное, заслуга банков видимо? –Да нет. Я имею в виду коллекционные монеты и инвестиционные монеты. Это, больше думаю, заслуга работников Нацбанка, они лучше стали заниматься… -Я имел в виду от недоверия к банкам решили лучше в золото. –Всё-таки, почти 11% рост за 6 мес. это тоже неплохо по вкладам. Поэтому, я и говорю, что доверие к банковской системе сохранилось но, кроме банковских депозитов есть и другие продукты, и они не обязательно являются альтернативой. Они являются дополнением к банковским депозитам. Вот я пример всегда привожу, что, в Австрии нет своего золота. Их австрийский монетный двор в год перерабатывает 50 тонн золота и чеканит золотые инвестиционные монеты. Филармоникер они называются. Вы, как человек не чуждый музыке, наверное, видели. Продают их, от этого выигрывают все. Если мы это наладим, мы будем больше золота покупать у наших производителей. Поскольку, у них будет гарантированный закуп золота, они будут увеличивать его производство. Т.е., это рабочие места. Мы загружаем монетный двор, который оснащен самым современным оборудованием, наши люди покупают золотые монеты и тем самым, диверсифицируют свои сбережения. Плюс, там же наша символика – герб и т.д… Иностранцы, которые будут эти монеты приобретать, их же будут дарить, вместо того, чтобы шапан за границу отвезти, проще отвезти маленькую золотую монету. Выиграют ВСЕ! Артур Платонов: - Григорий Александрович, на этой оптимистичной ноте, я Вас благодарю за подробное и интересное интервью, удачи Вам в работе. Григорий Марченко: - Спасибо.

Вчера

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.