{metadescription}
Опасным самообманом назвали стабилизацию курса тенге

Опасным самообманом назвали стабилизацию курса тенге

Глава Нацбанка Данияр Акишев заявил, что его ведомству удалось пресечь спекуляции на валютном рынке и тем самым стабилизировать курс тенге. Есть мнение, что это не совсем так и период спокойствия якобы продлится недолго. 

Известный экономист Петр Своик рассказал корреспонденту КТК, что никакой действительной стабилизации при «плавающем» курсе не может быть в принципе. 

«"Игроками", которым страна неосторожно доверила курс собственной валюты, являются всего лишь десяток-полтора коммерческих банков, представляющих как собственные (фактически – спекулятивные) интересы, так и интересы десятка-полутора крупных экспортеров и импортеров. К тому же, у всех таких "игроков" сейчас слишком много своих кризисных проблем, чтобы верить в их способность вести себя ответственно и адекватно общенациональному интересу.

Руководство Нацбанка может, конечно, воображать, что смогло утихомирить спекулянтов и установить спокойствие на валютной бирже – но это опасный самообман! Примерно, как доверить охрану своей жизни и жизни всей семьи не просто однорукому и одноногому, но и слегка придурковатому инвалиду», - сказал Петр Своик.

Эксперт уверяет, что не может быть никакой стабилизации при «плавающем» курсе.

«Никакого "оптимального" арифметического соотношения курсов внутренней и внешней валюты не существует. Всякая курсовая сдвижка работает лишь постольку, поскольку осуществляется, и действие ее простирается, максимум, на полгода. После чего адептам "плавающего" курса придется начинать все с начала. А со 180 до 360 или от 340 до 680 – это одно и то же», - пояснил экономист.

Он также сомневается в том, что финрегулятору удалось справиться с недобросовестными игроками валютного рынка.

«Уверения Данияра Акишева, что валютных спекулянтов удалось "обуздать" и курс тенге стабилизировался продолжают заложенную еще Кайратом Келимбетовым и твердо укрепившуюся в народе традицию – "послушай председателя Нацбанка и … не поверь!" Стоимость денег, обслуживающих внутреннюю экономику не должна произвольно колебаться относительно курса валюты, в которой осуществляются внешнеэкономические операции. Это так, поскольку соотношение стоимости «внутренней» и «внешней» валют содержится практически в любом товаре или услуге на рынке, в любом производственном процессе, оно сказывается на бюджете, на деятельности крупных предприятий и МСБ, на доходах и расходах населения, на всей "социалке" – на всем без исключения! Это примерно, как сочетание лейкоцитов и эритроцитов в крови человека – представьте, что оно начнет, вместе с артериальным давлением, скакать туда-сюда в зависимости, например, от состояния погоды или косого взгляда соседа», - добавил Петр Своик.

По его словам, смена валютного курса – это «стресс для всего экономического организма, а непрерывный стресс ведет к психопатии». Выживать в этой ситуации, конечно, можно, но полноценно жить – нельзя, заявил экономист.

«В данном случае аналогом вредной и опасной связи важнейших процессов жизнедеятельности нашего организма с отношением к нам, допустим, соседа является попытка связать определяющий для всего экономического, социального, а, значит, и политического состояния государства курс национальной валюты с состоянием всего лишь одной части национальной экономики – финансового рынка. Ставить все производственные, социальные и политические процессы в стране в прихотливую зависимость от локальных интересов и ограниченного потенциала всего лишь финансовых игроков – стратегически ошибочно. Тем более это ошибочно применительно к Казахстану, имеющему слишком большую зависимость от экспорта и импорта (то есть и от курсового соотношения тенге к доллару и соседним валютам) и слишком недостаточный финансовый рынок.

Чтобы финансовый рынок был хотя бы относительно адекватным всей экономике, он должен иметь развитую биржевую часть. Казахстан же, экспортируя практически только биржевые товары, собственной биржи нефти и металлов не имеет. То же касается и фондовой биржи – KASE так и пребывает в «зачаточном» состоянии, эмитентов крайне недостаточно, состояние большинства из них проблемное, связи с мировыми фондовыми биржами – скорее условные. Наконец, собственно, денежная биржа, как источник получения национальных кредитов и инвестиций, в Казахстане отсутствует вовсе», - заключил Своик.

Кстати, официальные данные на сегодня таковы – казахстанцы все больше доверяют нацвалюте. По крайней мере, такие выводы делают аналитики Ranking.kz.

«В феврале 2016 вклады населения в национальной валюте показали рекордный рост – за месяц их объем увеличился на 8 процентов, до 1,53 триллиона тенге.  В то же время валютные депозиты сократились на 5 процентов, до 5,44 триллиона тенге. В результате доля тенговых вкладов на рынке выросла до 22 процента против 20 процентов месяцем ранее», - подсчитали эксперты.

Но в то же время объем розничного депозитного портфеля уменьшился на 2,8 процента до 6,99 триллиона тенге. Причиной тому послужили как раз сокращения валютной составляющей.

«Резкий рост портфеля тенговых вкладов обусловлен двумя основными факторами. Во-первых, укреплением курса национальной валюты в феврале. Во-вторых, изменением рекомендуемых КФГД максимальных ставок (номинальных) по депозитам: в тенге они были повышены с 10 до 14 процентов, а в инвалюте снижены с 3 до 2 процентов», - говорится в сообщении. 

Вчера

04 декабря

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире