{metadescription}
Дешевые лекарства в Казахстане – все очень просто

Дешевые лекарства в Казахстане – все очень просто

Как Индия, Китай или Пакистан могут помочь казахстанским больным? Жесткий фармацевтический бизнес диктует свои условия и вышло так, что наше же благосостояние вышло нам боком. Об этом подробно рассказал Денис Кривошеев.

Казахстан готовится снизить цены на лекарства. Сейчас пока рано говорить, как сильно упадут цены и вернутся ли они к додевальвационному уровню. Но! Существуют условия, при которых медикаменты могли бы стать действительно дешевыми. Наш собеседник поделился собственными соображениями, как этого добиться, сообщает корреспондент КТК.

Власти Казахстана намерены отказаться от посреднических услуг и закупать европейские лекарства напрямую – у производителя. Планируется сэкономить миллиарды тенге. Однако, удешевленные препараты будут доступны пациентам, получающим стационарное лечение! Кстати, одним из условий заключения контрактов с европейскими компаниями было создание совместных предприятий.

Приведет ли запланированная работа к реальному снижению розничных цен, и какие другие «подводные камни» стоят между товаром и конечным потребителем, рассказал экономический обозреватель Денис Кривошеев.

- Денис, как Вы думаете, отказ от посредников может обеспечить серьезное снижение цен?

- Самую большую накрутку делают аптечные сети, а не посредники. Если честно, я не вижу вышеприведенной потребности для изменения условий, потому что мы знаем, что привело к росту цен в последний раз. Это не столько связано с девальвацией, сколько с повышением налогов. Ведь в рамках ЕАЭС мы сформировали иные правила налогообразования и наши цены подтягиваются к российским. Это является первичной причиной роста цен.

Я хочу рассказать о другом – мы вынуждены покупать дженерики (Это лекарственные средства, продающиеся под международным НЕПАТЕНТОВАННЫМ названием либо под патентованным, но отличающимся от фирменного названия разработчика препарата. Дженерики схожи по составу с  фирменными аналогами, принципами их действия, эффективностью и противопоказаниями. Единственной серьезной разницей между дженериками и оригинальными средствами является стоимость – в первом случае она гораздо ниже – Ред.). Мы вынуждены следовать договорам, связанным с авторскими правами, тем договоренностям, которые существуют в мире. Приведу пример с гепатитом С. Десятки тысяч больных – у нас есть старый протокол, который используется в лечении. Можно пересаживать печень, но потом человек живет на дорогих лекарствах. А существуют предложения по гепатиту С, которые обеспечивают лечение стоимостью в три раза дешевле, чем пересадка. По каким-то обстоятельствам нас, в отличие от Египта и некоторых других стран, отнесли странам с большим ВВП, как Франция и Германия и нам не дали права использовать дженерики для лекарства, которое лечит гепатит С. В результате, дорогим курс лечения стал дорогим и для граждан, и для государства.

- Разве мы может просто так взять и отказаться от обязательств, на которые сами же и согласились?

- Нам надо заняться этим вопросом и в целях национальной безопасности отказаться от соблюдения правил лицензирования. Потому что вопрос заключается в жизнеобеспечении граждан. Даже если на нас вдруг подадут в суд за незаконное использование дженериков, которые мы можем покупать, например, у Китая, мы его проиграем. Но сколько мы заплатим отступных? Миллион или два? А спасем десятки тысяч жизней! Но при этом нельзя допускать спекуляций и сказать, что мы нарушаем правила, но только в пользу наших граждан и гарантировать, что такое-то лекарство может получит только гражданин Республики Казахстан, исключительно по специальному разрешению. Это существенно сократит стоимость лечения и производства сложных лекарств.

Мы относимся к странам с высоким ВВП, потому что мы – нефтяная страна. А этот показатель не отражает реального богатства граждан. Если мы заявим такую позицию миру, крупные компании, которые производят лекарства, поймут, что мы не можем относить себя к странам Европы. Что мы ближе к тем странам, где люди не могут себе позволить лекарственное лечение за 100-200 тысяч долларов. Это принципиально важно и это нужно сделать! У нас есть шикарные производители, которые могут себе позволить изготовление медикаментов из дженериков, закупленных в том же Китае. И мы сможем себя обеспечить аналогами европейских лекарств и спасти множество жизней, при этом сэкономив бюджетные средства. Были подсчеты – это будет, как минимум, в 10 раз дешевле, если говорить, к примеру, о туберкулезе.

- А как насчет казахстанских производителей? Насколько они в состоянии обеспечить потребности внутреннего рынка?

- Сейчас наши производители завозят дженерики уже с высокой добавленной стоимостью. И уже рассчитаны на то, что лекарства будут как европейские и получаются дорогими. Надо разрешить им использовать дешевые дженерики, как в Китае или Индии, где химическое производство стоит на высочайшем уровне. Более того, мы не имеем права ждать окончания действующих лицензий, так как фармотрасль идет вперед гигантскими шагами! И тот протокол, который сейчас использует Европа, через семь лет, предположим, уже устареет. Появятся новые препараты – более дорогие, более эффективные. Нам нельзя отставать. Что касается наших предприятий, мы не производим активные вещества. Мы их закупаем и превращаем, грубо говоря, в таблетки. Нужно действовать, исходя из соображений национальной безопасности, а не авторского права.  

- Если приведенные Вами компоненты так хороши, почему бы не наладить их производство в нашей республике?

- Если бы мы отказались от правил в пользу наших граждан, нам было бы не обязательно формировать производство дженериков внутри Казахстана. Есть мощнейшие химические концерны в Китае, Пакистане, Индии, Египте, небольшое производство есть в России.

- Благодарю за интересную беседу.

Вчера

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире