{metadescription}
Проститутки «ржали», прочитав обращение своих коллег

Проститутки «ржали», прочитав обращение своих коллег

Казахстанские проститутки, как оказалось, не так уж и солидарны в своих стремлениях. И если какая-то группа выбивает каких-либо преференций для себя, то это еще не означает, что того же страстно желают их, если можно так сказать, коллеги по цеху. Далеко не все хотят узакониваться: многие хотят работать по-серому несмотря на все имеющиеся у «профессии» риски.

Мы встретились с «ночными бабочками» Алматы – самого большого города страны, куда стремятся попасть не только казахстанские девушки, но и их конкурентки из соседних республик. Те, с кем удалось договориться об интервью, согласились лишь с условием – не называть настоящих имен и не фотографироваться: «нам потом проблемы не нужны». Выслушав некоторых из них, мы узнали, хотят ли они трудиться на законных основаниях, по сути, переквалифицировавшись в настоящих предпринимателей или бизнес-леди.

Джулия

Приветливая и улыбчивая 23-летняя Джулия (имя, конечно, не настоящее) могла вырасти скромной дочерью обычного сельчанина. Но ей был уготован другой путь… свою историю она начала довольно оригинально. Девушка имеет семью с детьми, любящим мужем, уютным домиком, красивым садом и котенком на диване, но… лишь в мечтах. Собственная мать отказалась от нашей собеседницы, когда ей было всего два месяца, а бабушка с дедушкой были настолько стары, что решили отдать малышку в Дом ребенка.  

«Родилась я в ауле в Алматинской области, но стать добропорядочной сельской девушкой мне, видимо, не было уготовано судьбой (смеется). В детдоме кормили, одевали, обували. Ну и все на этом. Что там у нас в душе творилось – никого не волновало. И как мы там между собой уживались тоже. Курить, пить чтобы выглядеть круче начала лет в 13. Ну и где-то в этом же возрасте был первый опыт. Не понравилось. Но зато быстро поняла, что можно получить выгоду от этого – защиту, вкусности, сигареты. 

После детского дома становишься вообще никому не нужен. Сказали – иди, девочка, ты уже готова к жизни. Ну да, готова (усмехается). Сначала мыла посуду, продавщицей была, на автомойке мерзла. А потом подружка, с которой снимали хату, предложила попробовать: «Ты один хрен всем налево и направо даешь, давай зарабатывай, чо вхолостую себя растрачивать».  Она сама уже снималась, и уже знала всю кухню изнутри. Я посмеялась, конечно. Но задумалась… », - рассказала девушка.

Она не переставая курила и ей, казалось, самой было интересно поделиться с кем-то рассказами о своей судьбе. После небольшой паузы, закурив третью сигарету, Джулия продолжила говорить и стало ясно, что теперь речь пойдет о другом периоде ее жизни, о котором, наверное, было уже неприятно вспоминать. По крайней мере, улыбаться она перестала.

«Я решилась и сказала той подружайке – пойдем, попробую. Ну мне тогда было все равно, держаться за старую жизнь, торчать целыми днями у грязной посуды или убивать здоровье на мойке бестолку. Да и вообще, она (подружка – Ред.) в чем-то права, я ведь «давала» чуть ли не каждому нового знакомому. По сути, проституткой, только бесплатной, была уже давно.

Поначалу мы стояли на улице, ну сами, наверное, знаете, где таких как я, можно больше всего встретить. Клиенты разные, кому-то только по быстрому перепихнуться, кто-то пытался садо-мазо замутить без договоренностей, но серьезного, чтобы так испугаться не было.

Настоящий ужас начался, когда нас взял в оборот Аслан. Этот гад ( сутенер- Ред. ) обещал подгонять клиентов попорядочней, гарантировал безопасность, хату, и затребовал как бы немного. Хрен там! Этот подонок в первый же день меня и мою подругу запер в какой-то сауне, туда привез нас ночью, мы даже не поняли, куда приехали. Это был ад адов… Как живыми оттуда ушли, не знаю. Еще неделю работать не могла. От Аслана пряталась. Нашел, избил и популярно объяснил, что мы теперь его собственность и чтобы даже не думали рыпаться.

Короче, не хочу вспоминать. Помогла нам уборщица, она в полицию сообщила, Аслану там по незаконному лишению свободы что-то влепили, да и черт с ним. Главное – мы были опять свободны.

Было ясно, что на улице нам лучше не оставаться. Какое-то время «гасились» у себя на хате, большое спасибо подружкам – денег подкидывали. Потом  притерлись в  гостинице. Отстегиваем за право там находится, зато сами себе хозяева. Работа опасная. Бывают, конечно, и нормальные мужики, а бывают такие «эксперементаторы», что думаешь – как бы ноги унести. С явными неадекватами не хожу, не всегда углядишь, никогда не знаешь, на кого нарвешься», - поделилась девушка.

Когда она услышала главный вопрос, в принципе из-за которого мы и встретились, сказала, что знает про эту новость – про обращение проституток к властям.

«Да читала я по сотке, долго смеялась! Легализация?! Да зачем она нам? Это письмо или больные на всю голову писали или кто-то просто отжигает по полной. Ну как так? Я не представляю, как нас возьмут и вот враз узаконят. Бред какой-то! Да и потом, мне и так неплохо живется, я не хочу еще какие-то налоги платить. За что? Я никому ничего не должна, мне никто ничего и никогда не давал! Я лучше себе оставлю все, что зарабатываю. Там что-то еще про сохранность здоровья писали. Фуфло какое-то. Я за здоровьем слежу. Кто не следит – сами дуры, но это их выбор.

Короче, мне эта легализация совсем не нужна. Девчонки тоже «ржали» в полный рост, когда мы читали ту статью. Если там наверху такие умные сидят, пусть оплатят нам высшее образование, а потом обеспечат нормальной работой. Слабо? Тогда не надо глупые умности проталкивать! Кстати, там еще писали про парней, которые тоже как мы снимаются. Так вот, я Вам скажу, такие люди вообще не хотят светиться. Тот, кто от их имени писал, или совсем нашу кухню не знает, или ему просто приказали так писать. Можете быть уверены, все девчонки, которых я знаю, не хотят легализации», - заявил Джулия.

Милана

В Алматы приехала несколько лет назад из Тараза. В отличие от Джулии она вышла на панель не ради любопытства и ее история не так богата на приключения. Южная столица привлекала ее из меркантильных соображений: здесь можно, если соблюсти определенные правила, за небольшое время заработать нормальные деньги. Не золотые горы, конечно, но очень даже неплохую сумму, если сравнивать с уровнем ее родного города. Милана была более сдержана, чем наша первая героиня, и не такая эмоциональная, хотя и не избегала интервью. Беседа с ней напоминала прием отчета от какого-нибудь военного.  

«Я тут не на постоянке. Раз в месяц езжу домой, там дети и мама. Отвожу им деньги, поживу с недельку и обратно – сюда. Я училась на повара, работала в общепите. Познакомилась с будущим мужем, расписались. Первой родилась дочка, через два годика сын. Муж любил нас. Семью кормил он, работал на СТО, а моя зарплата была небольшой. Его сбила машина, он частенько приходил поздно ночью – много работал. Одной такой ночью его сбил пьяный водитель. В больнице муж, не приходя в себя, пролежал три дня и ушел… Мама помогала деньгами, но долго так продолжаться не могло, я продала квартиру и мы с детьми переехали к ней. Какое-то время держались, пока оставались деньги от продажи квартиры. В кафе, где я работала, платили мало, да я и не могла рассчитывать на что-то большее. Пока еще оставались деньги, решила съездить в Алматы и попробовать вот эту новую работу.

Было сложно идти на сделку с совестью, с женской честью что ли. После первой поездки не хотела возвращаться. Потом, когда более-менее отошла, решила продолжить – лучше я себе на горло наступлю, чем дети голодать будут. Вот так уже на протяжении четырех с лишним лет мотаюсь между Таразом и Южной столицей. Спрос на меня вроде как есть, дома я в лучшем случае за месяц 50-60 тысяч заработаю готовкой в столовке или кафешке. А здесь – минимум 180-200 тысяч. Часть уйдет на съемную квартиру, но все равно детям и маме я привезу больше, чем могла заработать там», - поведала свою историю женщина.

Может, ей просто везет, но серьезных проблем с посетителями или «крышевателями» у нее не возникало. Конечно, за спокойствие приходится платить.

К наиоригинальнейшей идее о легализации отношения никакого не имею – сразу отрезала гостья с юга. Но сама мысль интересная, иронично добавила она. Как и Джулия, Милана скептически относится к подобным вещам, заявляя, что тот кто это писал – явно не в теме.

«Мы и так «отстегиваем» кому надо, еще и государству платить? Я не хочу. А кроме того – признаться в  открытую в Казахстане, что ты проститутка, так чтобы все знали это же… вы представляете, что будет? Озвучить имена своих VIP клиентов? Вы думаете, здесь есть самоубийцы?», - недвусмысленно парировала гостья из Тараза.

Диля

Миниатюрная шатенка Диля была очень возмущена требованием местных защитить их от приезжих. Дело понятное – она сама приехала на заработки из Кыргызстана.

«Столько лет все вместе работали, никто никому не мешал же. Зачем это сейчас вытаскивать??? Я против! И также думают все мои землячки. Девчонки с Узбекистана и Таджикистана тоже против такой идеи. Пожалуйста, не делайте ничего этого. В Бишкеке я столько не заработаю, как здесь. Давайте тогда повыгоняйте всех наших, а еще узбечек, таджичек. Мы все равно найдем возможность заехать и договоримся, с кем нужно. Мы же платим за квартиры, пусть налоги сдирают с тех, кто сдает нам хаты – вот вам и налоги. Гостиницы чисто на проституции держатся, пусть они платят налоги. Почему решили прижать самых незащищенных? Казахстану, конечно, спасибо за то, что дает нам возможность заработать серьезные деньги, но идея с легализацией многих поставит на колени», - сказала девушка.

В нашей стране она оказалась, по крайней мере, с ее слов, из-за тяги к знаниям… 20-летняя красотка, глядя прямо в глаза, доказывала, что прозябать в нищете не желает и ни за что не повторит судьбу своих родителей, которые всю жизнь трудились в родном поселке на скотной ферме. А когда хозяйство развалилось, семья существовала только на то, что от случая к случаю удавалось заработать отцу.

«Можете верить, можете не верить – я хочу выучиться, там в Бишкеке. Но даже с нашими ценами на учебу, я там не найду столько денег. Родители помочь не смогут. Старших братьев и сестер нет, есть только младшие. Отца и матери не станет, кто их будет поддерживать? Только я. Я хочу выучиться на бухгалтера. Ну если вычесть питание, аренду квартиры в Алматы, плату алматинским людям за то, чтобы работать, и ежемесячную отсылку денег домой, мне надо года три, как минимум «пахать». Я сюда приехала год назад. Других возможностей я просто не вижу», - поделилась большеглазая Диля.

Как и предполагалось, есть и противники легализации и те, кто готов выйти из «тени». Но мы решили не ограничиваться мнением только, так сказать, жриц любви и обратились к тем, кто по сути своей посвятил годы и силы защите прав женщин – Феминистская Лига. Руководитель организации, Евгения Козырева, считает, что легализация коммерческого секса – это вполне резонное желание со стороны тех, кто за нее выступает.  

По ту сторону баррикад

«Безусловно, каждый человек хочет, чтобы была какая-то стабильность. Нужно ли это Казахстану сейчас – очень сложный вопрос. Я не знаю деталей работы и условий представительниц коммерческого секса, но если с вопросом к президенту страны обращается целая группа людей, значит, они чего-то хотят, значит, они лучше знают, что хорошо, что плохо. Каждый хочет для себя лучшего, и в принципе они правы», - отметила Козырева.

Но кардинально повлиять на состояние бюджета подобная легализация не сможет, добавила она.

«Не так много у нас работников этого коммерческого секса, чтобы на их налоги «плотины строить»! Если есть спрос, будет и предложение. И во многих странах законодательство, наоборот, работает так, что виноватым считается в этом случае не услугодатель, а сам клиент», - резюмировала Козырева.

Довольно резко на требование проституток о легализации их бизнеса отреагировал президент Алматинской ассоциации предпринимателей Виктор Ямбаев.

«Прежде чем такие идиотские вопросы ставить, нужно разобраться с состоянием экономики Казахстана вообще. Тут, похоже, все предприниматели стали экономическими проститутками, особенно после девальвации. Что же говорить о коммерческом секторе, я и журналистам, и экономистам советую, если заняться больше нечем, то лучше жевать, чем говорить. Сейчас и так жизнь непростая, тяжелая, а мы, значит, решаем вопрос: легализовать ли нам проституток? Поэтому прежде чем легализовывать проституцию и строить зеленую экономику, давайте сначала легализуем серую экономику», - заявил Ямбаев.  

Кстати, негативная реакция последовала не только от него. Парламентарии, например, уверены, что проституции в Казахстане не должно вообще! 

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире