{metadescription}
Казахстанские вузы «теряют» десятки тысяч студентов

Казахстанские вузы «теряют» десятки тысяч студентов

В стране из года в год падает число студентов вузов. Правда, речь идет только о тех, кто учится на платной основе. С чем это связано и к каким последствиям может привести, рассказал наш эксперт.

Какие проблемы назрели в казахстанском высшем образовании, почему студентов становится меньше – хорошо это или плохо? Обо всем этом в интервью корреспонденту КТК рассказал  кандидат исторических наук, доцент, преподаватель ALMA University с 32-летним стажем Владимир Осколков. Он также выразил сомнения по поводу оптимальности распределения образовательных грантов.

Согласно официальным данным, предоставленным Министерством образования и науки РК, в стране падает спрос на платное высшее образование. В 2013-2014 учебном году на платной основе обучалось 384 982 студента. В следующем учебном году насчитывалось 335 511 студентов-платников. А в 2015-2016 учебном году их число уже упало до 321 591 студента.

– Владимир Сергеевич, какие общемировые тенденции в высшем образовании прослеживаются сейчас и какое отражение они находят в Казахстане?  

– На мой взгляд, сейчас ценность образования падает и у нас в Казахстане, и частично за рубежом. С чем это связано? Дело в том, что выпускники, получившие модные специальности (то юристы были, то экономисты), не находят себе работу, так как рынок труда переполнен. Мечутся, не знают, куда пойти. У нас в Казахстане «кузниц» преподавательских кадров практически не стало. Сейчас открывается большое количество вузов, которые не дают качественного образования. У меня очень критическое отношение к PhD (докторанты), потому что они, выпускаясь, не умеют преподавать, не знают, как заниматься наукой. Старая гвардия уходит, очень большая прослойка преподавателей остается незаполненной. Важно помнить, что вуз – это не стены, это не техника. Вуз – это преподаватель. А хороших и нормальных преподавателей у нас все меньше и меньше с каждым годом.  

– Какие проблемы в казахстанских вузах Вы отнесли бы к самым острым?

– На первом месте, я считаю, стоит кадровая проблема. Средняя зарплата преподавателя вуза составляет где-то 60 процентов от средней зарплаты по стране. Хотя по идее, именно мы куем будущее. То есть материальное обеспечение преподавателей у нас в стране очень слабое. Я приведу пример: в советское время доцент получал 320 рублей, профессор – 500. Бешенные просто деньги! А сейчас у преподавателей огромная аудиторная нагрузка, которая оценивается либо в часах, либо в кредитах. Чтобы получить хотя бы ставку, преподавателям приходится по 8-10 предметов вести. Это очень много, вот качество преподавания и падает.

– Количество студентов, обучающихся в Казахстане на платной основе, снижается. Это официальные данные МОН РК. Как Вы думаете, на это могло повлиять: девальвация, общее сокращение количества выпускников школ или есть какие-то другие причины?

– Я считаю, что это не плохая тенденция, а даже хорошая. Ничего страшного в этом нет, потому что у нас итак очень много студентов. У нас есть высшее звено и низшее, а среднее звено – уровень окончивших техникум, то есть те, кто работает руками – совершенно выпало. Будем надеяться, что те, кто не пошли в вузы, пошли в средне-специальные учреждения.

Другой вопрос: сколько у нас этих выпускников должно быть и каких? Мы не знаем. Я не находил ни одного исследования на счет того, сколько нам нужно выпускников и по каким специальностям. Даже взять государственные гранты – на чем они построены? Почему мы, грубо говоря, должны выпустить 30 экономистов, 200 педагогов? Почему такая цифра, а не другая? Чтобы ответить на этот вопрос, очень мощное регионоведческое исследование надо проводить.

– Часто ли в вашей практике студенты лишались гранта за неуспеваемость? По каким еще причинам это происходило?

– Очень часто гранты получают не вполне заслуженно. Школьники зазубрили тесты, натыкали на ЕНТ и получили грант. Или еще лучше: насколько я слышал, достаточно победить на республиканской олимпиаде и тогда можно получить грант. А выясняется, что чаще всего эти олимпиады пишут за них совсем другие люди, все это просто покупается. В итоге студент со слабыми знаниями поступает, а профессию не тянет. У меня очень много случаев в практике, когда приходят чуть ли не с красными дипломами, а предметы на тройки кое-как вытягивают. Но потерять грантника очень тяжело, так как это подпортит отчет вуза, поэтому руки выворачиваешь, и этому «школьному отличнику» как-нибудь и что-нибудь ставишь. Грантник вылетит – вуз подведешь, это ж пятно на университет. А на самом деле это пятно на тех, кто дал ему грант.

Поэтому очень часто дипломированные специалисты имеют диплом, но ничего не знают. Сначала они учатся 11 лет в школе, как я говорю, «без права на амнистию», потом пересаживаются с одной парты на другую, уже вузовскую. В вузе им нужно «отсидеть» четыре года. Вот если взять Геттингенский университет, или любой европейский, там средний возраст студентов – 27 лет. Там учатся люди, которые уже знают, для чего они это делают.  У нас же средний возраст студентов 20-21 год. Наши студенты привыкли выколачивать оценки, выпрашивать, выплакивать. Знаешь, не знаешь – не важно, лишь бы оценка была.

– Как по-Вашему, стоит ли казахстанским вузам в кризисное для всего мира время снизить стоимость обучения?

– Дело в том, что в отличие от западных вузов наша платная система совершенно неправильная! На Западе, что американские, что французские университеты, как мне известно, только на 30-40 процентов существуют за счет стоимости обучения, то есть на те деньги, которые платят им студенты. Остальное за счет того, что они наукой занимаются, получают какие-то гранты и спонсорскую помощь. У нас же вуз живет на 90-100 процентов за счет того, что платят студенты. Поэтому если сбросить цену на обучение, то вузу будет просто не на что жить: нечем платить зарплату, не на что закупать технические средства и так далее. Так что это нереально...  

– Как Вы считаете, может быть, стоит сделать определенные специальности вообще бесплатными? Например, специальности, стратегически важные для приоритетных секторов экономики, или медицинские и педагогические специальности?

– Вы знаете, педагогические и медицинские специальности итак легко доступны. Дело в том, что туда чаще всего идут те, кто понимает, что в другое место не поступит. Здесь большое количество грантов, значит, достаточно заработать не так много баллов, чтобы поступить. Проблема в том, что перспектив сейчас в этих отраслях нет. Чаще всего туда идут люди, не способные преподавать и не желающие в дальнейшем работать педагогом – лишь бы корочку получить и все. Ставка учителя в школе – 24 часа в неделю. Зарплата на руки: молодой специалист получает тысяч 70. Средняя заработная плата в Алматы сейчас 130-140 тысяч. То есть, он и половины от средней зарплаты не получает. Поэтому делать бесплатными эти специальности смысла я не вижу. А вот их престиж поднимать нужно, чтобы туда люди шли, зная, что они будут востребованы, что у них будет и зарплата высокая, и уважение, и социальный пакет, и все прочее. Тогда абитуриенты и будут туда «ломиться».

– Спасибо за интересную беседу!

Вчера

17 сентября

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.