{metadescription}
Запрет салафизма: как не наделать ошибок?

Запрет салафизма: как не наделать ошибок?

Салафизм надо разложить по «полочкам», дал понять известный политолог, чтобы разобраться – что в нем опасного и неприемлемого. Простыми «пожарными» методами Казахстан ничего не добьется, сказал он.

Кратко и емко: как выбить экстремистскую «дурь» из умов молодежи? Первое, что приходит в голову – запрет. Это слово вообще в последнее время очень часто упоминается. С новой силой оно зазвучало после трагических событий в Актобе. В Казахстане предлагается на законодательном уровне запретить салафизм!

В Комитете по делам религий в данное рассматривают вопрос о запрете идеологии салафизма как одного из наиболее радикальных течений ислама. В официальных заявлениях утверждается, что именно его исповедовали боевики, которые устроили кровавую бойню в Актобе. Запрет хорошо, если к нему подходить с умом, отметил политолог Данияр Ашимбаев. Свое видение оптимального подхода к этому тонкому и щепетильному вопросу он обрисовал в интервью корреспонденту КТК.

«Многие считают, что салафизм – это опасное течение, и его нужно запретить. В этих условиях нужно определить, что именно мы запрещаем. То есть, не просто салафизм, а определенные вещи, связанные с ним.

Безусловно, религиозный экстремизм нужно запретить. Но нужно четко определить, что является опасными тенденциями, опасными сектами, как их выявить, какие угрозы они представляют. То есть этот вопрос нужно решить не просто отдельными "пожарными" мерами, а именно на системном уровне. И с этим вот у нас проблемы. Пока мы не повысим авторитет мусульманского духовенства в этих вопросах, пока государство не займет определенную четкую позицию в вопросах религии, все это будет отдельными точечными мерами», - отметил Ашимбаев.

В Казахстане сейчас насчитывается по меньшей мере 15 тысяч последователей салафизма. Объявить их в одночасье преступниками и лишить гражданства нельзя, заявил политолог.

«Сам по себе салафизм большой угрозы не представляет, пока он находится строго в сфере религии: человек просто изучает салафизм, придерживается каких-то его принципов. В этом случае он не представляет собой угрозы для общества: он не набрасывается на людей, не пропагандирует экстремистскую деятельность, не создает вооруженные отряды и так далее.

Реальную угрозу представляют именно радикальные проявления: элитные группировки, связанные с религиозным экстремизмом, незарегистрированные религиозные группы, работающие подпольно! Они сопротивляются мониторингу и изучению», - сказал он.

По словам Ашимбаева, развитию радикальных группировок в Казахстане способствуют чрезмерно либеральное законодательство в плане религии – общий рост религиозности среди населения и отсутствие авторитетных духовных лидеров.

«У нас растет количество мечетей и легальных, и нелегальных, общество клерикализуется. Поощряя строительство религиозных учреждений, мы сами способствуем экстремизму. Заметьте, сейчас атеистическая пропаганда практически пропала, разъяснительная работа серьезно не ведется. ДУМК в медийной сфере представлен очень слабенько. В этих условиях рост религиозности в стране способствует росту экстремизма. И мы будем сталкиваться с этим постоянно, пока не выработаем системный подход», - отметил политолог.

Казахстану сейчас надо выработать собственные инструменты для обуздания радикализма. Далеко не каждый зарубежный пример может эффективно сработать в наших условиях. «Где-то салафизм является практически государственной религией, а где-то с ним, наоборот, идет борьба. В некоторых странах власти стараются максимально жестко регулировать деятельность религиозных учреждений. Хороший пример – Узбекистан. Там громогласное озвучивание азана в мечетях запрещено. Понятно, что подобные меры не всегда дают результат.

Мы видим и либеральное отношение к этому, и предельно жесткое. Здесь однозначного опыта нет, нам придется искать какую-то свою модель, а не механически заимствовать чужие», - подчеркнул Ашимбаев.

Также политолог перечислил меры, которые могли бы быть более эффективными в борьбе с радикальными исламистами помимо строгого запрета на их вероисповедание.

«В целом должна проводиться работа по государственной идеологической политике, внутренней и молодежной политике. А мы видим, что у нас многие сферы молодежной политики просто заброшены: и работа с молодежью, и кружки, и вовлечение в спортивные секции, секции по интересам и так далее. Отсюда и идет радикализация молодежи.

В плане противовеса растущей религиозности и, соответственно, растущего экстремизма государство должно противопоставить повышение образовательного культурного уровня, решение социальных проблем, решение вопроса молодежного досуга и занятости. Понятно, что когда у человека есть цель в жизни, хорошее образование, политическое мышление, перспектива трудоустройства, то места для этой «дури» в голове и не будет!», - резюмировал Ашимбаев.

Вчера

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.