{metadescription}
Как будет жить Казахстан без «желтого» уровня угрозы…

Как будет жить Казахстан без «желтого» уровня угрозы…

15 июля истекает срок действия «желтого» уровня террористический угрозы, в условиях которого впервые за всю историю пришлось жить всему Казахстану. Что выиграл от этого режима КНБ и вся страна в целом, рассказал политолог Данияр Ашимбаев.

«Желтый» уровень террористический угрозы был введен 6 июня 2016 года, т.е. на следующий день после атак боевиков на оружейные магазины «Паллада» и «Пантера» и войсковую часть Нацгвардии РК 6655 в Актобе. В результате терактов погибли семь человек, еще более десятка получили ранения.

Спецоперация по задержанию предполагаемых боевиков продлилась до 12 июня. Все это время в Актобе действовал «красный» (наивысший) уровень террористической угрозы. Он был понижен до желтого после того, как силовики задержали всех остававшихся на свободе террористов. 15 июля должно стать последним днем действия режима, но официальных объявлений пока не было. 

Политолог Данияр Ашимбаев в интервью корреспонденту КТК проанализировал деятельность органов национальной безопасности в плане ведения борьбы с терроризмом.

– Данияр Рахманович, что, на Ваш взгляд, дало стране введение «желтого» уровня террористической угрозы? И что могло произойти, если бы власти этого не сделали?

– Во-первых, у нас есть неправильное понимание того, что события в Актобе являются провалом работы органов безопасности. Это не совсем правильная трактовка. Достаточно много публикуется данных о том, что деятельность организованных групп наши силовики пресекали как раз вовремя: и тех, кто собирался преступать к более активной террористической деятельности в Казахстане, и тех, кто собирался выезжать в Сирию, и тех, кто из Сирии вернулся. То есть здесь большая работа проводится.  

Те события, которые произошли в Актобе, во многом имеют элемент спонтанности. Решение приступить к агрессивным действиям было принято буквально в тот же день, когда эта группировка пыталась захватить магазин с оружием.

Расследование показало, что мотивом для начала попытки совершения террористических актов стал призыв одного из околоигиловских имамов к ведению вооруженной борьбы против неверных во время Рамадана. Поскольку актюбинские события были спонтанными, основанными на этом призыве, появилась угроза, что могут возникнуть и другие стихийные группы, которые могут активизироваться и приступить к террористической деятельности. С этой целью был введен режим усиленной охраны порядка, были проведены дополнительные мероприятия. В итоге это привело к тому, что в Карагандинской области была частично ликвидирована террористическая группа. Кроме того, за период активных действий «желтого» режима органы национальной безопасности если не пресекли, то, по крайней мере, установили жесткий контроль над ситуацией. Тот факт, что успешно был закончен разгром актюбинской группировки, пресечена деятельность карагандинской группировки, а также отсутствие подобных происшествий в других регионах позволяет сказать, что введенный режим свой позитивный эффект дал.

– В Казахстане существуют три уровня вышеназванных угроз – желтый, оранжевый и красный. Не целесообразней ли было включать именно второй, если в одном из регионов уже действовал наивысший? Как в этом случае изменилась бы жизнь в республике?

– Если бы теракт в Актобе действительно был предварительно подготовлен, как у нас многие любят писать, то это уже не была бы попытка захвата магазина с оружием и лишь затем проведение терактов, а уже вооруженные боевики преступили бы к обстрелам, терактам, взрывам и так далее. Мы видим, что этого не произошло. Если бы мы столкнулись с террористическим актом, глубоко подготовленным, охватывающим не один регион, а несколько, то тогда меры реагирования были бы жестче: усиление мер безопасности, мониторинг информационных каналов, ужесточение охраны стратегических объектов, общественного транспорта и мест скопления людей. Но оснований для более жестких мер, чем были приняты, на мой взгляд, не было.

– Что касается предстоящего снятия «желтого» режима, не стоит ли его еще продлевать? Соответствует ли этому обстановка в стране?

– При общей нехватке ресурсов: и финансирования, и кадров, тем не менее, наши органы безопасности с такой проблемой справляются. Мы видим, что практически во всех регионах идет пресечение деятельности и самозваных проповедников, и группировок, идет изъятие литературы, аудио и видеопродукции, направленной на разжигание экстремизма. С другой стороны, на мой взгляд, вопрос должен быть направлен сейчас не на ужесточение антитеррористического режима, а на проведение превентивной работы, то есть нужен глубокий мониторинг общественного мнения, оптимизация ДУМКа, который сейчас фактически отсутствует в информационном поле. Прежде чем обращаться к ужесточению паспортного, охранного режима, нужно сначала решить большие внутриполитические, мониторинговые вопросы, что позволило бы снизить общий накал страстей.

Ужесточение антитеррористического режима должно быть обосновано. Это последнее средство. Перед этим нужно активизировать работу по всем прочим направлениям. Нужно вести работу по противодействию экстремисткой идеологии.

Также меры должны приниматься в ужесточении каналов контроля над перемещением тех, кто передвигается между Казахстаном и Сирией, в первую очередь это касается Турецкой Республики, которая активно способствует переправке боевиков в Сирию и их возвращению на родину. Возможно, нужно подумать о пересмотре безвизового режима с Анкарой. Эти меры в комплексе должны снизить общий градус напряжения.

– Как на сегодняшний день можно охарактеризовать ситуацию по борьбе с терроризмом и вообще присутствию террористов и экстремистов в Казахстане?

– Заметьте, что практически все имевшие место террористические акции, актами это сложно назвать, и в южных, и в западных областях, и в центральном Казахстане – они не выходили за рамки либо одиночной деятельности, либо спонтанных выступлений, то есть такого вооруженного организованного экстремистского подполья, способного синхронизировать свои действия по различным регионам Казахстана, у нас нет. Я думаю, что органы национальной безопасности за эти годы очень хорошо поработали, чтобы не допустить образования реальной террористической угрозы. Безусловно, такие группы, как в Актобе, не исключены и в дальнейшем. Но все-таки, я думаю, что работа наших силовиков в данном плане можно оценивать очень высоко.

– Спасибо за интересную беседу!

Вчера

14 сентября

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире