{metadescription}
Чаша весов: религия матери угрожает смертью ее ребенку

Чаша весов: религия матери угрожает смертью ее ребенку

В Астане приверженка религиозной организации Свидетели Иеговы запрещает врачам делать ее дочери переливание крови, которое может спасти жизнь ребенку.

Столичные медики пытаются спасти жизнь 11-летней Даяны Буленовой, у которой диагностировали почечную недостаточность. Требуется операция. Ребенка доставили в АО «Национальный научный центр материнства и детства» в Астане еще 11 июля. Как сообщил директор центра Бекбай Хайрулин, девочке уже тогда требовалось срочное переливание крови, однако ее мать категорически отказалась от этого из-за своих религиозных взглядов.

Свидетель Иеговы Джамиля Буленова до сих пор стоит на своем: ни врачи, ни теологи не смогли убедить ее в том, что переливание жизненно необходимо ее дочери. Женщина даже не боится возможного лишения родительских прав и уголовной ответственности, которая грозит в случае, если это приведет к гибели или инвалидности у ребенка. 

Мы попросили юриста Сергея Уткина разъяснить, как далеко простирается в этом отношении право родителя решать судьбу своего чада.

«Человек имеет право на медицинскую помощь и имеет право отказаться от этой помощи. Если взрослый человек не хочет дальше лечиться, он пишет расписку, что претензий не имеет и берет всю ответственность на себя, и уходит из больницы. Это же не место лишения свободы, где его охрана держит. После его ухода врачи никакой ответственности за его здоровье уже не несут.

В отношении несовершеннолетнего эти решения принимают его законные представители, в данном случае – родители. Принудительного лечения здесь быть не может. Мать вместо своего ребенка может решить вопрос: хочу лечить или не хочу лечить. То есть право отказаться от лечения есть. Поэтому за то, что человек просто отказался от лечения, его нельзя лишить родительских прав. Но если же родители убьют ребенка или покалечат его своими решениями отказаться от медицинской помощи, то они могут быть привлечены к ответственности», - сказал Уткин.

По его словам, ответственность может наступить по 119 статье УК РК («Оставление в опасности»), которая предполагает «заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие иного беспомощного состояния, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу или был обязан заботиться об этом лице либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние».

Реальный тюремный срок может грозить непреклонной родительнице, если, не дай Бог, ее отказ приведет к смерти девочки.

«Статья 119 Уголовного Кодекса РК четко подходит! Маму, которая заведомо отказывается от медицинской помощи для своего ребенка, врачи обязаны предупредить о последствиях этого отказа. Поэтому если родитель принимает решение все-таки отказаться от помощи, он делает это заведомо, то есть умышленно, и если ввиду этого ребенок остается в опасном  для жизни и здоровья состоянии, то по этой статье его можно привлечь к ответственности.

А вот уже согласно Кодексу РК «О браке и семье», умышленное преступление против своего ребенка является основанием для лишения родительских прав. В Кодексе РК «О здоровье народа и системе здравоохранения» написано, что если такой отказ будет, то медицинская организация вправе обратиться в Органы опеки и попечительства для защиты интересов ребенка. Врачи должны сделать заключение, что мать действительно принимает смертельное для девочки решение. После этого Органы опеки и попечительства должны быстро принимать меры в отношении этого родителя. Они могут обратиться в прокуратуру и начать процедуру лишения родительских прав», - сказал Уткин.

Несколько дней состояние девочки благодаря стараниям врачей было стабильным. Однако уровень гемоглобина слишком низок, чтобы проводить требуемые операции. О положении девочки рассказала ее лечащий врач, заведующая почечным центром ОА «Национальный научный центр материнства и детства» Венера Алтынова.

«Она получает препараты, которые альтернативны крови. От этого есть лишь временный эффект, мы сейчас увеличили дозу. Но это временно, поскольку мы большие дозы долго давать не можем при данной ее патологии. В понедельник она была стабильна, а сегодня опять гемоглобин снизился, из-за чего мы отменили операцию.

У девочки терминальная стадия хронической почечной недостаточности, когда отсутствуют все функции почек. У нее единственный шанс выжить – диализная терапия. Ввиду возраста и веса дети получают один из видов такой терапии – это перитонеальный диализ. Этот диализ проводится путем имплантации специального диализного катетера в брюшную полость, то есть в животик. Но мы сейчас не можем ее оперировать. Вчера гемоглобин чуть стабилизировался, но сегодня опять снизился. Оперировать ее очень опасно, потому что есть высокий риск кровотечения после операции», - сказала Венера Алтынова.

С ситуацией ознакомилась и президент общественного фонда «Амансаулык» Бахыт Туменова. По ее словам, для сокращения таких случаев, когда религиозные взгляды родителей угрожают здоровью их детей, необходимо вести разъяснительную работу.

«Я не против религии. Каждый имеет право на свободу своего вероисповедания. Но я против тех деструктивных учений, которые приносят вред, как в данной ситуации с девочкой, мать которой запрещает переливать кровь из-за ее мировоззрений. Это даже не религия, это какие-то сектантские группы, их приверженцы приносят вред не только себе, но и своим детям. В таких случаях действовать нужно, скорее всего, только убеждением. И не тогда, когда это уже принято огромные масштабы, а гораздо раньше. С такими людьми должны проводиться разъяснительные работы. Иначе все может закончиться очень плачевно», - сказала она.

Сколько еще продержится девочка на препаратах крови – неизвестно. Остается предполагать, что у ребенка есть шанс выжить только в том случае, если процесс по поводу лишения ее матери родительских прав не затянется из-за бюрократических проволочек. С другой стороны, хоть и небольшая, но все-таки остается вероятность, что любящая мать все-таки изменит свое решение. Вопрос лишь в том, что ей дороже – жизнь родной дочери или вера. 

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире