{metadescription}
Экстремисты за решеткой: тонкости обработки

Экстремисты за решеткой: тонкости обработки

Террористы опасны даже за решеткой. Там они могут вербовать в свои ряды других заключенных. Насколько такая ситуация реальна, рассказали наши эксперты.

Есть опасения, что отбывающие срок за терроризм преступники вербуют в свои ряды новобранцев из числа сокамерников. В Комитете уголовно-исполнительной системы (КУИС) возможность подобного отрицают. Мы обратились к независимым экспертам, чтобы узнать, так ли это. Мнения разделились, одни солидарны с КУИС, другие допускают как случаи скрытой пропаганды нетрадиционных религиозных взглядов в тюрьме, так и самую настоящую радикализацию заключенных.

Так, адвокат Серик Сарсенов считает, что осужденных за терроризм нужно держать отдельно от других заключенных. В этом он поддерживает намерение МВД РК создать отдельную тюрьму для террористов.

«У них уже возможности распространять [свои взгляды – ред.] не будет. Пускай они в своей каше варятся. Если этого осудили за терроризм, второго осудили за терроризм – пусть все вместе и сидят. Конечно, если они с другими заключенными находятся, они начинают их вербовать, как ИГИЛ вербует по всему миру. Поэтому содержать их отдельно – разумное решение», - сказал он.

Помимо отдельной тюрьмы, адвокат считает необходимым ужесточить наказание по статье 255 УК РК («Акт терроризма»).

«И нужно усилить наказание за такого рода преступления: сделать минимальным – 20 лет лишения свободы и пожизненное заключение. Пускай сидят пожизненно там, особенно вербовщики. Те-то – оболваненные безграмотные люди. А они-то, прикрываясь верой, пропагандируют непримиримость к другим людям, к другим религиям в самой жесточайшей форме, что, я считаю, противоречит всем человеческим понятиям», - добавил он.

Его коллега, адвокат Тулеген Берликожанов допускает, что в стенах тюрьмы может идти пропаганда антиобщественных идей, однако не в прямой, а в скрытой форме. Львиная же для человек, по его словам, встает на путь экстремизма на воле, а не за решеткой.

«У нас в тюрьмах, в следственных изоляторах работает оперативный режим. Там находятся сотрудники колонии, которые наблюдают за поведением осужденных. Поэтому утверждать, что именно там они встают на путь экстремизма и терроризма, невозможно. Но поскольку это специальный контингент – осужденные – они, общаясь между собой, обмениваются мнениями, преступным опытом. Преступники, находясь в местах лишения свободы, могут пропагандировать неповиновение администрации тюрьмы, неуважение законов, но не при сотрудниках колонии, а незаметно, пользуясь случаем. Кто-то может похвастаться, что он столько-то совершил, свои способы и методы рассказывает. Но чтобы там человек встал на путь терроризма, экстремизма, я не думаю», - сказал он.

Поэтому адвокат считает, что особой нужды в отдельной тюрьме для осужденных за терроризм нет. «Создавать отдельные тюрьмы нет необходимости. Если мы будем по родам преступлений ориентироваться, тогда для этих заключенных отдельно, для других осужденных – отдельно надо колонии создавать. Это, я считаю, преждевременно, в этом сейчас нет необходимости», - добавил он.

Идею отдельной колонии для террористов также критично воспринял директор карагандинского филиала Казахстанского Международного Бюро по правам человека и соблюдению законности Юрий Гусаков. Он считает, что, во-первых, в тюрьме никакой вербовки со стороны боевиков нет, а во-вторых, такая тюрьма в соответствии с экономической ситуацией в стране Казахстану просто не по карману.

«То, что они «вербовке» подвергаются – это да. Там с ними работают сотрудники, которые принуждают их, в том числе и с работой психологов, отказаться от имеющихся у них религиозных взглядов. Только как это правильно назвать «вербовка» или «перевербовка» - я не знаю. Но чтобы они подвергались там вербовке в ряды несомненных врагов общества и государства – я об этом не слышал. Тем более что там условия содержания – два, четыре человека в камере.  Конечно, они могут попасть под влияние так называемых харизматов – харизматической личности, которая, якобы прививая религиозные взгляды, заставляет себя уважать, создавать мнимый авторитет, цитируя при этом Коран или Библию. Но такие харизматические движения не связаны ни с экстремизмом, ни с терроризмом», - заявил он.

Гусаков считает, что для того, чтобы выделить средства на строительство новой тюрьмы, государству придется сократить бюджет, предназначенный для социальной сферы.

«Когда МВД собирается что-то строить, оно должно понимать, что ему нужно получить деньги из бюджета. Поскольку, предполагаю, Мажилис может выделить деньги на постройку тюрьмы, пусть он тогда скажет, у кого он эти деньги отнимет? Потому что в бюджете денег ровно столько. И если хотят построить новую тюрьму для террористов, то тогда пусть скажут, что матери-одиночки получат меньше пособия, или на гарантированный объем бесплатной медицинской помощи будет выделено меньше средств. Или мы будем покупать дешевые прививки, потому что на дорогие не будет хватать денег, потому что надо строить новую тюрьму», - резюмировал Гусаков.

Раскошелятся ли власти на новую тюрьму – покажет время. Даже в случае положительного решения, ее строительство займет определенное время. А пока экстремисты и террористы продолжают отбывать наказание с другими заключенными и, возможно, скрыто посвящать их в свою идеологию.

А вы как считаете, нужна или не нужна отдельная тюрьма для террористов?

Вчера

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.