{metadescription}
На свободу за 200 тысяч тенге. Как это бывает…

На свободу за 200 тысяч тенге. Как это бывает…

Настоящий преступник получил условное наказание, а его свидетель – реальный срок. Не делай добро, не получишь зло – народная мудрость оправдывает себя.  

Одно неверное слово и вы за решеткой, а пути назад уже не будет. Раньше закон давал право на ошибку, теперь – нет. Герой нашей сегодняшней публикации, алматинец Вадим Акинфеев, в тюрьму попал по самой настоящей глупости – лжесвидетельствовал в пользу своего товарища. Правда, на следующий день молодой человек осознал, что зря это сделал. Нелепость ситуации состоит в том, что приятель в итоге получил условный срок, а наш собеседник – реальное лишение свободы. Тюрьму он покинул досрочно. Но что ему пришлось для этого пережить, в двух словах не описать…  

Все произошло весной 2013 года. Один знакомый Вадима (раньше он считал его другом) написал в заявление в полицию о том, что на него напали.

«Сделал ложный донос о совершении тяжкого преступления, якобы его ограбили, ворвались в квартиру, избили и отобрали ценные вещи на сумму, превышающую 450 тысяч тенге. При этом знакомый попросил меня дать ложные показания в качестве свидетеля, на что я согласился, потому что думал, что на самом деле так и было. Я ему поверил, когда он вызвал полицию, я находился в соседней комнате. Нас забрали в Медеуское РУВД, он написал заявление о случившемся, делает заведомо ложный донос, и я машинально подтверждаю, что я слышал в соседней комнате шум», - рассказал Вадим Акинфеев, кстати, воспитанник детдома.

Через пару дней ему позвонили из полиции и попросили приехать. За это время парень успел поделиться новостями со своими друзьями, которые посоветовали ему не играть с огнем и рассказать следователю, как все было в действительности. Вадим решил, что это будет правильно и во всем признался.

«Я приехал в то же РУВД и рассказал следователю все, как было. Они меня поблагодарили за это и отпустили. Через два часа мне позвонил мой знакомый, который сделал ложное заявление и начал ругаться, орать, что я его подставил. После моих показаний он уже сам признался полиции в ложном доносе о преступлении, и на него завели уголовное дело по статье 351 части 2 (по старому кодексу – Ред.). Когда я спросил, что по мне, он ответил, что ничего не будет, ты же сам рассказал правду. После этого мы не поддерживали связь, но я узнал, что у него проходит суд, по статье 63 УК РК он получает один год условно», - продолжил Вадим.

Пока шло следствие, наступил 2014 год. В результате тот друг получил год условно за заведомо ложное сообщение о преступлении, а Акинфеева за ложные свидетельские показания приговорили к трем годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии общего режима. Далее последовали апелляционная и кассационная жалобы – везде Вадим получал отказы! И это несмотря на то, что в кассационной коллегии об удовлетворении жалобы просил даже прокурор. Рассмотрение дела в Верховном суде бывший детдомовец тоже проиграл.

Тем временем уже прошел год – треть срока. И Вадим по закону имел право просить о замене неотбытой части наказания. Это норма представляет собой разновидность условно-досрочного освобождения, когда строгий вид наказания заменяется более мягким – ограничение свободы, либо выплата штрафа. Штраф назначается из расчет стоимости четырех дней в заключении – 1 МРП. Ходатайство было подано в Алмалинский районный суд г. Алматы.   

«Я тогда находился в СИ-1 (Следственный изолятор на пр. Сейфуллина в г. Алматы) работал в отряде хозяйственного обслуживания. У меня на тот момент имелось два поощрения плюс вторая степень поведения, содержался на облегченных условиях. В момент подачи заявления, я подал 26 июня 2015 года, 3 июля поступило мое ходатайство в Алмалинский районный суд города Алматы, и 16 июля они назначают мне рассмотрение. Между этих дат, 7 июля, я получил взыскание, меня почему-то признали злостным нарушителем. Я этот документ не видел, много раз обращался, чтобы мне его дали, но мне его так и не предоставили, и я не смог его обжаловать в течение 15 дней, как полагается», - добавил молодой человек.

Потом в суде это взыскание было признано необоснованным. Три раза Акинфеева вызывали в Алмалинский суд, чтобы решить вопрос о «замене», но он об этом не знал. В конце концов его туда доставили и судья удовлетворила ходатайство, вместо оставшегося срока ему назначили ограничение свободы.  И тут осужденному вышло боком то самое непонятное «злостное нарушение». Прокуратура опротестовала постановление о замене неотбытой части именно из-за него и оно было отменено. Вадима перевели в другое исправительное учреждение, где он провел полгода, и где ему определили строгие условия содержания. После всего этого парень поменял адвоката и за его защиту взялась Айман Умарова, которая сейчас занимается прогремевшем на весь мир делом об изнасиловании Натальи Слекишиной. Следующее рассмотрение прошло в Капшагайском районном суде (Алматинская область – Ред.) – отказ. Адвокат подала апелляционную жалобу.

«Судьей апелляционного суда г. Талдыкорган было вынесено постановление об удовлетворении моего ходатайства и оставшийся срок заменить на штраф в сумме 200 тысяч тенге. Он вынес это постановление 28 июля 2016 года. На тот момент я уже отбыл наказание 2 года и один месяц 12 дней. Постановление должно было вступить в силу с момента оглашения. 29 июля мои родные идут оплачивать этот штраф, и 1 августа меня еле-еле отпускают», - завершил свой рассказал Вадим Акинфеев.

Злоключения в прошлом! Все это время тот самый «друг» спокойно жил, погасил свой условный срок, хлебнуть горя, как Вадиму, ему не пришлось. Это чудовищная несправедливость, уверена Айман Умарова. У нее есть свое представление о том, почему жизнь Вадима разделилась на «до» и «после».

«Он осужден, потому что, скорее всего, он – детдомовец. Некому за него постоять! По сути, ложный донос раньше имел место быть только тогда, когда были какие-то последствия. Тут никаких последствий в принципе не возникло. Поэтому я считаю, что был формальный состав преступления, поскольку он на второй день пришел и сказал правду. Никакого ущерба не было, серьезных последствий не возникло. Формально ложные показания были, но никто не выяснял, умышленные они были или не умышленные. 

А еще абсурдный был приговор: человеку, который совершил реальное преступление, дают условно, а ему – реальное наказание. Вот что значит «происхождением» не вышел. Он подпадает под уязвимую группу населения, вот и все», - резюмировала Умарова.  

Как бы там ни было, у нее получилось добиться освобождения своего подзащитного. Значит, не все зависит от связей, денег и хорошей «родословной». 

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире