{metadescription}
Болезнь Каримова: кто может взять бразды правления в Узбекистане?

Болезнь Каримова: кто может взять бразды правления в Узбекистане?

Эксперты перечислили возможные кандидатуры на пост президента Узбекистана в случае, если после  перенесенного инсульта, Ислам Каримов не сможет оставаться "у руля" по состоянию здоровья.

Один из рекордсменов по нахождению у власти среди постсоветских стран Ислам Каримов 28 августа был госпитализирован с инсультом. С тех пор на счет здоровья политика поступают противоречивые сведения, вплоть до слухов о его кончине. Согласно же официальным данным, узбекский лидер сейчас жив и находится на стационарном лечении после кровоизлияния в мозг.

Подобная несвойственная узбекским властям открытость и признание факта болезни президента насторожили общественность. Эксперты всерьез обсуждают возможных приемников Ислама Каримова на посту главы республики. Так, казахстанский политолог, доктор исторических наук Асылбек Избаиров считает, что приемником власти в стране будет мужчина, а не женщина.

«На сегодняшний день самым влиятельным лицом в Узбекистане остается глава Службы национальной безопасности Рустам Иноятов. Но сам он является непубличным лицом. Насколько я знаю, в средствах массовой информации проскочило только одно его фото. Наверное, он будет исполнять роль серого кардинала, оставаясь за кулисами. Исходя из того, что отношения между Иноятовым и сегодняшним премьер-министром Узбекистана Шавкатом Мирзияевым достаточно хорошие, я считаю, что связь Иноятов – Мирзияев будет продолжена. Поэтому, на мой взгляд, следующим более вероятным кандидатом в президенты Узбекистана является Шавкат Мирзияев.

Передача власти по родственным связям, то есть дочерям Каримова, является нереалистичным сценарием. Насколько я знаю, его дочери не занимают каких-либо ответственных политических должностей. Поэтому, учитывая восточную специфику, где бразды правления больше передаются по мужской линии, и то, что  в СМИ поступают противоречивые сведения на счет ареста вице-министра Узбекистана Рустама Азимова, который также считался одним из вероятных кандидатов, все эти факторы вместе указывают на то, что власть все-таки перейдет к Шавкату Мирзияеву», - сказал Избаиров.

К слову, 59-летний Шавкат Мирзияев занимает должность премьер-министра Республики Узбекистан уже 13 лет. До своего назначения в 2003 году он был губернатором (хокимом) Самаркандской области, а до этого занимал аналогичный пост в Джизакской области. Эта влиятельная политическая персона кажется наиболее вероятным приемником и политологу Досыму Сатпаеву. По его словам, высока вероятность, что в Узбекистане сработает схема транзита власти, характерная для стран центрально-азиатского региона.

«Мы не в первый раз наблюдаем смену власти в разных странах Центральной Азии. До этого у нас были интересные модели смены власти в Кыргызстане и Туркменистане. Не исключено, что и в Узбекистане будут использоваться аналогичные механизмы внутридворцовых интриг и компромиссов.

Есть основания предполагать, что узбекские политические элиты были уже давно готовы к тому, что Ислам Каримов может уйти с политической сцены. Тем более что разговоры о его слабом здоровье стали активно распространяться последние два-три года: чуть ли не каждый год появлялась информация, что у него проблемы с сердцем и другие заболевания.

Также не стоит забывать, что в 2014 году началась мощная компания по нейтрализации старшей дочери президента Гульнары Каримовой. По сути это уже можно рассматривать как начало подготовки к транзиту власти со стороны других конкурирующих групп», - сказал Сатпаев.

Согласно Конституции Узбекистана, как напомнил эксперт, обязанности президента в случае его недееспособности или смерти должен временно взять на себя председатель Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан, которым на сегодняшний день является Нигматилла Юлдашев.

«Председатель Сената Узбекистана является вторым человеком после президента, и если идти в рамках Конституции, тогда временно исполняющим обязанности президента должен быть председатель Сената. Но этот человек не очень влиятельный, Юлдашев – бывший министр юстиции, он не является ключевым игроком, поэтому  эта фигура может быть временной.

Если же там начнутся внутриэлитные игры, когда будут двигать кого-то из списка приемников, готовя для этого почву, то тогда, я думаю, в Узбекистане, скорее всего, будет сценарий, связанный с внутридворцовым механизмом передачи власти без активного участия общественности, и, судя по всему, большую роль в этом процессе будут играть силовые структуры», - сказал политолог.

Силовики, как отметил Сатпаев, оказывали поддержку во время прихода к власти и Алмазбека Атамбаева в Кыргызстане, и Гурбангулы Бердымухаммедова в Туркменистане. Аналогичная ситуация, по его словам, может иметь место и в Узбекистане, учитывая то, что силовые структуры в стране за последние 20 с лишним лет действительно очень сильно укрепились, особенно Служба национальной безопасности.

«Но если на краткосрочной основе сам механизм передачи власти в Узбекистане может быть стабильным, без каких-то серьезных конфликтов и катаклизмов внутри общества, то в среднесрочной и долгосрочной перспективе могут возникнуть осложнения. Пример арабских стран показывает, что можно какое-то время сидеть на троне, опираясь на поддержку силовых структур, будь это армия или спецслужбы, но это в любом случае не может продолжаться вечно. То, что мы наблюдаем в Сирии, Ливии и других арабских странах, как раз говорит о том, что там тоже приходили к власти руководители, опираясь на силовиков, но удержать эту власть не смогли», - сказал эксперт.

Узбекистан и Казахстан – единственные республики в бывшем СССР, где главное лицо не менялось со времени получения независимости. В связи с этим Досым Сатпаев отметил, что ситуация в Узбекистане может послужить уроком для казахстанских властей.

«Казахстану нужно всегда быть готовым к разным возможным сценариям развития ситуации в Узбекистане – как к мирной передачи власти, так и к возможным форс-мажорам. С другой стороны для Казахстана то, что будет происходить в Узбекистане, является очень важным уроком. Потому что все хорошо понимают, что Казахстан является следующей страной, где транзит власти рано или поздно произойдет. Нам очень важно, чтобы это прошло стабильно, мерно, без серьезных конфликтов», - сказал Сатпаев.

Влияние возможной в ближайшее время смены власти в Узбекистане прокомментировал и известный экономист Жарас Ахметов. По его словам, в случае если преемником Каримова станет Мирзияев, особых сдвигов в отношениях между странами ждать не стоит.

«Сейчас непонятно, каково будет мировоззрение приемника, в том числе с точки зрения развития отношений с Казахстаном. Потенциал взаимной торговли и взаимовыгодного сотрудничества между Узбекистаном и Казахстаном находился при Исламе Каримове на довольно низком уровне и в полной мере использован не был. Казахстан проявлял достаточно много инициатив, которые не нашли отклика со стороны узбекских властей. Всякий казахстанский предприниматель, который вел бизнес с Узбекистаном, всегда встречался рано или поздно с непреодолимыми трудностями. Шансов на то, что ситуация поменяется к лучшему быстро, не много. Если приемником станет нынешний премьер-министр, с великой долей вероятности можно предположить, что он будет продолжать старую экономическую политику. Хотя это уже вопрос гадания: а может и поменяет. Потому что одно дело быть премьером при живом президенте, другое – быть самостоятельным главой государства», - считает Ахметов.

Вчера

10 ноября

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.