{metadescription}
Кто друг, а кто враг Казахстану в борьбе с терроризмом?

Кто друг, а кто враг Казахстану в борьбе с терроризмом?

Каким странам нужна стабильность в Казахстане и кто мог приложить руку к подготовке терактов в нашей стране, о которых рассказали в КНБ РК? Кто хотел реализовать у нас сирийский сценарий? Ответы на эти вопросы дает известный политолог Асылбек Избаиров.

Весь Казахстан был встревожен заявлением Комитета национальной безопасности! Шутка ли, боевики собирались угнать самолет в Талдыкоргане, чтобы потом устроить новый теракт. И кто знает, сколько людей могло бы тогда погибнуть. Общественность уже успела окрестить это попыткой организовать казахстанское «11 сентября», как это было в Нью-Йорк в 2001 году. А это, между прочим, не какая-то вспышка гнева у стрелка-одиночки, и даже не ограбление оружейных магазинов. Это самая настоящая попытка посеять ужас в сердцах соотечественников и показать несостоятельность властей. К счастью, наши силовики, видимо, извлекли уроки и трагических событий прошлого, либо обрели достойного союзника в борьбе с мировым злом – терроризмом, и сумели предотвратить самое страшное.

Политолог и доктор исторических наук Асылбек Избаиров проанализировал обнародованную каэнбэшниками информацию и в интервью корреспонденту КТК озвучил свое мнение по поводу того, кому было выгодно устроить в Казахстане аналог «11 сентября». Он также перечислил страны и организации, на помощь которых Казахстан действительно может рассчитывать в случае острой необходимости. Речь, конечно, идет о контртеррористической деятельности.

– Асылбек Каримович, как Вы считаете, кому были бы выгодны эти теракты на территории Казахстана? И какими могли бы быть их дальнейшие действия, сумей они реализовать свои планы?

– Самая главная цель террористов – это создание дестабилизация и хаоса в стране, а также дальнейшая эскалация конфликта. Этим терактом они хотели произвести раскол общества! Дальнейшие планы боевиков – это, конечно же, дальнейшая дестабилизация обстановки в нашей стране по примеру Ливии, Сирии и так далее. Мы сегодня видим, что случилось с этими странами, где террористические акции не удалось предотвратить, и они, к несчастью, произошли.

– Как Вы считаете, при планировании терактов в Казахстане действовал внешний агрессор или внутренний?

– В СМИ была озвучена версия, что боевики получали указку из-за рубежа. Это было произнесено из уст представителя Комитета национальной безопасности. То есть планировался такой планомерный, масштабный теракт не без участия внешних игроков. А когда мы говорим о внешних игроках, мы подразумеваем ИГИЛ, идеологи которого дают те или иные указки боевикам. В последнее время поступили сведения, что на место одного из лидеров игиловцев Тархана Батирашвили, более известного как Абу Умар аш-Шишани, пришел таджикский омоновец Гулмурод Халимов. Этот человек, скорее всего, знает ситуацию в Центральной Азии изнутри. В данном случае, наверное, была указка, добро на совершение этой акции идеологами, находящимися в рядах ИГИЛ.

– А каким еще структурам или силам может быть выгодна дестабилизация обстановки в Казахстане?

– Насколько я знаю, основным внешним игрокам, великим державам, той же России под боком нужен, я думаю, все-таки сильный Казахстан. И здесь, наверное, в дестабилизации заинтересованы только радикальные структуры.

– Спокойствие на нашей земле нужно только России или есть другие страны, которые в этом заинтересованы?

– Тому же Китаю нужен сильный Казахстан, поскольку он продвигает программу «Шелковый путь». Соответственно, ему нужен стабильный регион для спокойного транзита. Если взять те же Соединенные Штаты, они на сегодняшний день предлагают модель «G5», «G 5+1», взаимодействие с активными азиатскими государствами. И как я уже сказал, мы должны признать, что входим в зону интересов России, в этом случае ей всегда нужно будет обосновывать свое присутствие в Казахстане. Линия ОДКБ всегда будет присутствовать, и поддержка Шанхайской организации сотрудничества.

– Кстати, о ШОС. Как она помогает нашему государству бороться с терроризмом?

– Да, в Ташкенте в рамках ШОС функционирует специальный антитеррористический центр. Также в рамках ШОС есть отдельное направление по борьбе с экстремизмом, терроризмом. С ее помощью мы получаем определенный объем информации о террористических структурах. Например, организаторы могут сидеть в Узбекистане и планировать, допустим, террористическую акцию в Казахстане. В рамках ШОС мы совместными усилиями эту террористическую структуру можем ликвидировать. Вот такие происходят взаимодействия у стран-участниц ШОС в различной форме, в виде соглашений и так далее.

– А в одиночку Казахстан не смог бы справиться с терроризмом? Достаточно ли у нас для этого знаний, сил и ресурсов?..

– Казахстан на сегодняшний день имеет одну из удачных моделей борьбы с экстремизмом и терроризмом. Успех казахстанского опыта особенно отмечен в части переубеждения в стенах колоний, исправительных учреждений. Нашим передовым опытом заинтересовались и Россия, и Соединенные Штаты. Прокуратура отмечала, что из общего количества человек, осужденных за терроризм, больше половины на сегодняшний день переубеждены. Эти цифры говорят о том, что мы успешно боремся с экстремизмом и терроризмом.

Вызов сделан не только Казахстану, но и всему миру. Такие же теракты происходят и в Европе, и в Соединенных Штатах и в других странах. Казахстан как часть исламского мира, как член мировых сообществ не становится исключением, и эти вызовы мы ощущаем. И то, что Комитет национальной безопасности РК смог предотвратить четыре теракта в Актобе, в Западном Казахстане, в Алматинской области, в Астане – все это говорит о том, что наши спецслужбы удачно справляются с этим вызовом. Нужно обращать внимание на соотношение цифр: число предотвращенных терактов и терактов, которые произошли. У нас это – небо и земля.

– Спасибо за интересную беседу!

Вчера

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.