{metadescription}
Пять лет и у нас не будет бродячих собак – нужен закон

Пять лет и у нас не будет бродячих собак – нужен закон

Никакой жестокости к животным в Казахстане! «Зеленые» сделали решающий ход.

Объявление вакансии повара – суперпрофессионала по блюдам из собак и кошек – вызвало шквал негодования со стороны защитников животных. Шокировала и «цена» специалиста – 500 тысяч долларов (видимо, это годовая стоимость услуг). Такое объявление сделала нефтяная компания в Актобе, где, как известно, работает много китайских специалистов. Многие испугались того, что в городе якобы участятся случаи краж домашних животных. Но, скорее всего, эти страхи окажутся беспочвенными. Трудящиеся в регионе граждане Поднебесной, наверняка, найдут другой выход – приемлемый для того, чтобы не иметь проблем с законом.

«Зеленые» возмущены таким открытым «вызовом» нашему обществу, а некоторые склонны расценивать это как пренебрежение теми устоями, которые сложились в нашей республике. Беда даже не в том, что какая-то фирма хочет, чтобы ее сотрудникам готовили вкусненьких собачек. Корень проблемы лежит намного глубже, уверена член Фонда защиты прав животных «Аяныш» Елизавета Демина. Если бы стремящийся в «клуб» передовых стран мира Казахстан узаконил определение жестокого обращения с животными – множество вопросов просто отпало бы. Но у нас по закону, утверждает активистка, домашние питомцы даже живыми не считаются.

- Елизавета, как в Казахстане можно понимать такое явление – жестокость к животным?

- В законодательстве животные прописаны как имущество. Так же как кровать и прочее. Отсюда и соответствующее отношение. Какое может быть жестокое обращения к имуществу?

- Насколько необходим нашей стране, нашему обществу соответствующий закон?

- Конечно, нужен.  Было много случаев, когда разные фонды обращались в полицию в случае жестокого обращения, и каждый раз дела закрывались за отсутствием состава преступления.

- Как Вы думаете, почему этого закона до сих пор нет?  

- Если законодательно прописывать жестокое обращение с животными, то это коснется не только домашних питомцев, но и сельскохозяйственных животных, тех, кто вовлечен в деятельность цирков и зоопарков, стихийных питомников и даже диких животных. Это, конечно же, затратно и в плане изменения инфраструктуры, и многих других моментов. Большой вопрос остается и в соблюдении этого закона (пожалуй, это и есть самое сложное). Видимо, по этой же причине в других странах СНГ нет ничего подобного.  

- Здесь мы говорим об элементарной лени?

- Возможно. Это же большая работа. Видите, возможно, лень, и нехватка сил и знаний. Если бы правительство пошло на диалог, то все фонды бы подключились. Сообща, можно было бы чего-то добиться. Как вариант – использовать зарубежный опыт, привлечь специалистов с западноевропейских стран. Они всегда идут на контакт.

- Кстати, умерщвление животных для дальнейшего употребления в пищу можно назвать жестоким обращением?

- Я давно уже являюсь вегетарианкой, так что для меня убийство животных ради еды, меха или кожи – это всегда жестокость. Я не склонна говорить, что вот корейцы или китайцы – живодеры, потому что едят собак. Это было бы лицемерием, потому что тогда уже надо всех животных защищать. У меня немного более строгая позиция в этом плане. Я обычно говорю о другом – о том, что у корейцев и китайцев традиционно используются очень жестокие методы убийства: варка заживо, избиение в течение нескольких дней (так мясо становится вкуснее), сдирание шкуры заживо и прочее. Ну, и не стоит забывать, что все эти традиции чужды нашим ценностям и тому, что мы считаем нормальным.

- Если говорить конкретно про актюбинский случай, можно ли полагать, что там могут участиться случаи краж собак и кошек?

- И воровство тоже. Но в таких объемах воровать сложно, проще наладить какие-то поставки. У нас на рынках можно встретить шкуры собак и собачий жир. Все это продается в больших количествах. О происхождении всего этого можно только догадываться, учитывая, что у нас нет специальных ферм. Тем более маловероятным кажется то, что кошек, например, будут выращивать для ресторанов. Это практически нереально осуществить. Будет резонанс.

- Вернемся к закону. Если он появится, как это отразится на предмете ожесточенных споров – отлове бродячих собак? Что было бы с этим бизнесом?

- Я думаю, он перестал бы быть бизнесом, в первую очередь. Было бы все, как положено, – стерилизация, чипирование, вообще меньше было бы бродячих животных. Если мы в законе пропишем обязательную стерилизацию владельческих животных, то лет через пять просто некого будет отлавливать. Через 10 лет проблема точно отпадет! Ведь откуда сейчас берутся бездомные животные? Из частного сектора и не только, где люди «коробочки» с котятами и щенками постоянно выбрасывают. Проблема бездомных животных – это проблема безответственности их бывших владельцев, что само по себе тоже является жестокостью.

- А вообще, какую оценку Вы могли бы дать тому обществу, которое допускает жестокость в отношении животных?

- Общество равнодушное, конечно. Общество, которое не думает о том, что будет завтра. Многие мыслители уже давно говорили, что общество, которое позволяет жестокость с животными, не имеет будущего. Любой психиатр скажет, что маньяки начинали с жестокости по отношению к животным. Плюс ко всему, это же дети видят. Мы вместо того чтобы воспитать здоровое поколение, которое думало бы не только о себе, воспитываем поколение жестоких материалистов. 

Вчера

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире