{metadescription}
Когда в Казахстане можно будет казнить?

Когда в Казахстане можно будет казнить?

Все указывает на то, что ответ мы узнаем совсем скоро. Но общество до сих пор не может решить – будет казнь вынужденной мерой или просто узаконенным убийством.

Смертная казнь должна быть единственным приговором для педофилов! Так считает Уполномоченный по правам ребенка в Казахстане (детский омбудсмен) Загипа Балиева. Как всегда, нашлись те, кто поддержал инициативу, и те, кто выступил против нее. Мы спросили известных юристов – готова ли республика к тому, чтобы снова умерщвлять преступников. 

Наши родные суды могут извратить эту идею – так можно понять высказывание известного правозащитника, директора филиала Казахстанского Международного бюро по правам человека и соблюдению законности в ВКО Куата Рахимбердина. Будучи ярым противником смертной казни, он привел доводы в пользу запрета. Оно и понятно, сама его работа состоит в том, чтобы защищать людей.  

Напомним, указ «О введении в Республике Казахстан моратория на смертную казнь» был подписан 17 декабря 2003 года в рамках гуманизации уголовного законодательства и стремления к соответствию международным нормам.

«Буквально на днях на VII съезде судей Казахстана Президент РК Нурсултан Назарбаев подверг жесткой критике деятельность судебных и правоохранительных органов страны. По мнению Главы государства, они не выполняют возложенную на них миссию – защищать и восстанавливать права и свободы наших граждан»,  – сказал Рахимбердин.

Его второй аргумент – отсутствие борьбы с причинами преступности. Юрист уверяет, что в большинстве случаев преступник надеется избежать наказания, и смертная казнь не оказывает сдерживающего воздействия. Кроме того, человек, совершивший преступление, за которое должны казнить, может посчитать, что ему нечего терять…

«Казнь неэффективна в отношении одной из наиболее опасных категорий современных преступников: террористов, а также совершающих преступления по экстремистским и политическим мотивам. Многие из них – смертники. Аналогичные эксперименты проводились и в других странах, они показали, что отмена смертной казни не вызывает значимых изменений в динамике убийств. Глупо думать о том, что «смертник» не совершит террористический акт, боясь наказания в виде сметной казни», – подчеркнул Куат Рахимбердин.

Многовековые наблюдения, утверждает он, показывают, что нет связи между снижением преступности и смертной казнью. Более того, по мнению юриста, чаще всего смертная казнь влечет за собой рост преступности. В наши дни она используется лишь в одной стране постсоветского пространства.

«Как показывают социологические опросы, большая часть граждан выступает за сохранение института смертной казни. Но, тем не менее, в Европе осталось только одно государство, где смертная казнь применятся – это Беларусь. Казнят сейчас в 39 странах. В основном это – страны Африки, Ближнего Востока и Азии. Однако в это число входят и Соединенные Штаты.

Вся история человечества говорит, что единственным аргументом в пользу применения смертной казни может быть чисто эмоциональная реакция. Государство, которое убивает безоружного, полностью бессильного человека, совершает убийство. Юридическое, но убийство», – подытожил он.

Другому нашему собеседнику, некогда защищавшему Владислава Челаха Серику Сарсенову, идея детского омбудсмена пришлась по душе. Вообще, полагает он, нельзя было объявлять мораторий. А что до европейских порядков – они Казахстану не нужны, заявил адвокат.  

«Если бы те люди, которые ратуют за отмену смертной казни, представили ситуацию, что их внука изнасиловали и убили, что они просили бы оставить его в живых что ли?! Не зря в древние века было «око за око, зуб за зуб». Я полностью поддерживаю мнение о том, что за преступления в отношении малолетних, массовые убийства, террористические акты необходима смертная казнь. Нечего равняться на Европу, у нас есть свои ценности. Нечего подстраиваться под их принципы. У нас своя жизнь, своя история», – сказал Сарсенов.

Он привел яркий пример в пользу своих слов. Это случай из его же практики.  

«Когда я работал в органах и занимался расследованием убийств, у меня был такой случай: ночью совершается двойное убийство – одну женщину, мать пятерых детей, «исколбасили» ножом, и второго зарезали, а третьему нанесли тяжкие телесные в парке им. Горького. Раскрываем через неделю это преступление, оказывается, что нападал на ни в чем неповинных людей ранее судимый, признанный невменяемым. Он до этого пять лет отсидел, потом вышел, снова совершил убийство, опять пять лет отсидел, второй раз вышел и снова совершил вот это двойное убийство! Дело в том, что у нас свыше пяти лет в закрытом психиатрическом учреждении не содержат. Вот и получается, что невинных людей убивают, их родственники страдают, а эти подонки ходят и коптят воздух. Я не сторонник того, чтобы оставлять таких людей в живых», – пояснил Серик Сарсенов.

Он допускает, что суды могут ошибаться. Но таких ошибок, пояснил адвокат, слишком мало, чтобы это стало весомым аргументом против казни. Кроме того, у нее всегда есть альтернатива в виде пожизненного заключения, она может применяться, если есть хотя бы тень сомнения в виновности подсудимого. Эти суждения Серик Сарсенов тоже подкрепил случаем из прошлого. 

«Посмотрите на процентное соотношение этих судебных ошибок. Это такой мизер, за 45 лет моей работы я знаю один пример судебной ошибки в Казахстане, когда признали двух мужчин убийцами: один повесился, а второму Верховный суд СССР заменил казнь 15 годами лишения свободы. Видимо, сомнения были. А через пять лет нашли настоящих убийц и его тут же освободили. Это конкретный пример по Алматы», – отметил Сарсенов.

Казахстан с его мизерным числом оправдательных приговоров, добавил другой юрист Аскар Каймаков, не может позволить себе отмену моратория на казнь.

«Что может быть оправданием узаконенного убийства государством своих граждан? Не существует такого оправдания. Человек, который еще не научился создавать даже одну живую клетку, не имеет морального права принимать решений о лишении жизни себе подобных ни под каким предлогом, иначе человек, принимающий подобные решения ничем не лучше убийцы, которого он обрекает на смерть. Только убийца делает свое дело один и несет за него ответственность индивидуально. За казни мы будем нести моральную ответственность всем Казахстаном – от судьи, вынесшего приговор, до гвардейца, выстрелившего приговоренному в затылок! Все мы будем соучастниками убийства», – сказал Каймаков.

Он предлагает каждому задуматься и понять, можно ли быть уверенным в том, что кого-то на пустом месте не обвинят в педофилии или терроризме? Наверняка, ответить на этот вопрос будет непросто…

Наша страна не готова к тому, что бы практиковать исключительную меру наказания, уверен Каймаков. Он также пояснил, что система должна оставлять какое-то пространство для маневров, чтобы на случай выявления ошибки, ее можно было исправить. Приговоренного к лишению свободы в любой момент можно освободить, как-то компенсировать ему ущерб. Казненному ничто и никак не возместишь, резюмировал Аскар Каймаков. 

Вчера

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире