{metadescription}
ЕНТ с Есентаевой или Хемингуэем – какая разница?

ЕНТ с Есентаевой или Хемингуэем – какая разница?

Не так страшен черт, как его малюют. Это известное выражение как нельзя лучше подходит к той массовой реакции, которую сейчас можно наблюдать в Казахстане. Дело в ЕНТ! А если еще точнее, в вопросах, которые включены в тесты.

Главное понять одно – речь идет лишь о пробных тестах, а это своего рода тренировка перед решающим ЕНТ. Итак, чем казахстанским выпускникам поможет знание биографии Баян Есентаевой, Геннадия Головкина, Кайрата Нуртаса, или их упоминание в школьных заданиях?

Поднялся шум, последовало объяснение – привычная картина для нашей страны. Оно и понятно, родители учеников в недоумении. Они никак не могут взять в толк, что ценного их чада почерпнут, изучая жизнь звезд отечественного спорта и шоу-бизнеса. В Национальном центре тестирования уже дали свое объяснение новшеству.

«Это было сделано для того, чтобы привлечь внимание общественности к тому, что есть возможность подготовиться к пробному тестированию ЕНТ. На самом тестировании все тексты по стандартам обязательного государственного образования. В этой связи мы можем заверить всех, в базе данных тестовых вопросов все в рамках ГОСО», - сказал директор НЦТ Рамазан Алимкулов.

Оценку такому объяснению дала известная общественница, председатель ОФ «Ұлағатты жанұя» Марианна Гурина.

«Ответ в словах Алимкулова – это было сделано для того, чтобы привлечь внимание общественности к тому, что есть возможность подготовиться к пробному тестированию ЕНТ. У каждого свой бизнес, а для получения прибыли любая реклама уместна. Именно так и подумал руководитель центра тестирования, произнося искренне и честно свою позицию. Обратить внимание на свое детище можно было лишь скандальной историей «рейтинговых» в обществе людей», - сказала Гурина.

Другие наши спикеры объясняют нововведение тем, что изучение жизни звезд не есть наиважнейшая цель образовательной программы. Мы поинтересовались, что думают об этом в школе. На наши вопросы отвечает учитель с многолетним стажем.

«Пробное тестирование строится на основе пробных тестов, и они еще будут отрабатываться. Не факт, что именно эта тестовая база пойдет на ЕНТ. И сейчас делается ставка на функциональную грамотность. Не только в России, но и в Казахстане, и во всем мире. Сам министр прямо ставил задачу: повышать функциональную грамотность. А она как раз предполагает знание современников.

Те тесты, которые Вы приводите, я не видела. А те, которые пишет наша школа, они из раздела, который называется «Грамотность чтения». Здесь, например, текст по географии – особенная страна с необычной природой. И текст построен на знании природы Австралии. Давался еще текст по «Мертвым душам». Работа над грамотностью чтения – величайшим оратором древней Греции был Демосфен. «Прямую речь Демосфена встретили насмешками, потому что… » – другой пример. Дети должны уметь грамотно работать со словом: анализировать, находить идеи и темы. За словом надо находить мысль», - пояснила завуч СШ №35 (г. Алматы) Алла Ярмухамедова.

Отметим сразу, что, по ее мнению, все-таки лучше было бы использовать в тестах «классические имена наиболее известных личностей». Но! Негатив можно найти и в их биографиях, сообщила представитель Ассоциации по развитию и исследованию образования (АРИО) и блогер Ботагоз Жуманова.

«То, что НЦТ внедрил в пробные тесты различные тексты, связанные с известными казахстанцами: Баян Есентаевой, Геннадием Головкиным и другими, на мой взгляд, однозначно, неплохая инициатива. Во-первых, потому что сами тексты, которые приводятся в пробных тестах, служат для выявления функциональной грамотности, то есть, их основная задача, чтобы школьники смогли понять смысл текста, к какому жанру он относится или его основную мысль. Во-вторых, по факту, ведь можно взять любой текст, в том числе и Хемингуэя, и, если идти к персоналиям, можно задать вопрос: почему именно его, ведь можно увидеть «скандальность» и в его личности: покончил жизнь самоубийством, герои его романов постоянно в барах и т.д. И так можно критично отнестись к любому писателю», - дала понять Жуманова.

Если то, что мы наблюдаем – результат поиска подходящего содержания для тестов, он подобран удачно, считает она.

«На мой взгляд, хорошо, что контент будет локальным: понятным, близким к нашей жизни и окружению. И то, что был взят контент с известными личностями в Казахстане – неплохая идея. Если брать тексты известных казахских писателей – будет еще лучше, ведь это наша культура, контент, который касается нашей истории. Просто произведения – это исторический контент, а интервью с текстами – уже контент современный. Важно просто понимать и отслеживать, чтобы сами тексты соответствовали общепризнанным правилам при составлении тестов для школьников: не содержали сцены насилия, не пропагандировали терроризм и так далее», - резюмировала Ботагоз Жуманова.

Тернистый путь «шлифовки» Единого национального тестирования, как видим, продолжается, и будет ошибочно предполагать, что завершение уже близко. Сколько уже было пережито и выплакано – не сосчитать. МОН РК методом проб и ошибок вычленяет все ненужное, хочется верить, что не зря. Родители, с одной стороны, желают, чтобы «эксперименты» прекратились, специалисты же понимают, что система должна развиваться и находить самые приемлемые и эффективные для нашего времени методики обучения. Только вот затягивать с поиском «золотой середины» не стоит – человека будущего надо готовить уже сейчас.

Вчера

10 ноября

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.