{metadescription}
Шахтеры, Сирия и независимость. Видеоинтервью с Б. Ертаевым

Шахтеры, Сирия и независимость. Видеоинтервью с Б. Ертаевым

Что может помочь шахтерам? Как прекратить кровопролитие в Сирии? Кто из военнослужащих первым делом должен получить жилье? И почему нужно дорожить независимостью, в интервью Артуру Платонову рассказал член Комитета по международным делам, обороне и безопасности Мажилиса Парламента Бахытжан Ертаев.

- Бахытжан Ертаевич, спасибо большое, что Вы нашли время ответить на вопросы наших телезрителей. Итак, ситуация с шахтерами. Депутаты давно уже говорили, что необходимо повысить зарплату, и правительство в общем-то не против было идти на встречу. Возник конфликт между работодателем и работниками. И пришлось работодателя возвращать аж с другого континента, насколько я знаю – из Африки.

- Мы, депутаты, говорим не только об этой шахте. Вообще говорим об улучшении социальных возможностей наших рабочих, жителей и так далее. И поэтому всегда за это выступаем. Что произошло в частном «АрселорМиттал Темиртау», я вам скажу. Работодатель, если говорить простым языком, всегда должен делать благополучие своим рабочим. Шахтеры выразили свое желание увеличить свою заработную плату, эту возможность. На них сильная нагрузка идет там под землей, рискованно там. Государство не осталось в стороне. И наши профсоюзы, и такие организации, как «Қолдау», «Жәрдем», создали группу, и надо садиться за стол переговоров, обсуждать все вопросы. Безусловно, хочется, чтобы работодатель в общем-то выполнил требования рабочих.

- И был на месте с ними, а не в Африке.

- Поэтому, как мажилисмен, как гражданин, хочу сказать, что нельзя любому работодателю стоять в стороне и не вмешиваться. Он должен в первую очередь думать о своих рабочих, как работодатель. Потому я всегда поддерживаю.

- Понятно, что работодатель всегда хочет сократить свои расходы – платить меньше, получать больше. Но в такой ситуации, как Вы считаете, коллективный договор, который по положениям должен защищать права рабочих, (его две профсоюзные организации подписали), почему вот эти механизмы не были использованы?

- Я не хочу обижать профсоюзы, но мне кажется, они упустили этот момент. Они должны всегда положение знать, коль это случилось, где они были раньше?

- Тем более им больше полномочий дали.

- Да, по сравнению даже у них больше полномочий, возможностей. Это первое. Второе, профсоюз должен контактировать и с ветвями власти, говорит, что вот, такая ситуация.

- Тем более мы неоднократно говорили о том, что не только шахтерам, но и вообще нужно повышать зарплаты. Это важно.  

- Об этом с Вами и начали говорить, что в первую очередь благополучие.

- Тем более тяжелейший труд, и когда говорят, 300 тысяч, нужно соизмерять вообще степень риска, угрозы.

- Это непростое дело. И я думаю, стол переговоров всегда приводил к нормальному решению всех этих проблем.

- Бахытжан Ертаевич, скажите, пожалуйста, вот вроде во многом благодаря нашим переговорам в Астане удалось локализовать конфликт в Сирии, и как будто уже начало налаживаться: фактически спасено очень много людей. И в то же время мы слышим заявления, которые под лукавыми обоснованиями, что это во имя мира, но которые автоматически приводит к возможности новой эскалации на Ближнем Востоке. Это заявление о том, что Иерусалим относится только к одной стране. Как Вы считаете, вот что может последовать? Ведь уже были определенные столкновения, уже были недовольные. Для чего делают заявления, которые на самом деле осмысленно приводят к такому результату?

- Вы знаете, что Астана стала площадкой политического мирного урегулирования этого процесса, этой проблемы.

- Эффективного причем мирного урегулирования, потому что пытались урегулировать везде.  

- Безусловно. И всегда Астана, когда бы не было, стояла за мирное урегулирование всех этих вопросов. Особенно вот этот конфликт в Сирии. Вроде бы завершились эти будем говорить военные действия выводом войск. Прекращается кровопролитие. Здорово, что прекращается, в конце концов, там и принимали участие и наши, которые ушли в Сирию. То, что вот сейчас произошло в Иерусалиме, это серьезнейший вопрос.

Глава нашего государства, наш президент сразу отрегулировал и направил на чрезвычайное совещание, которое проводилось в Стамбуле, председателем сената Касым-Жомарта Токаева. Ну, Касым-Жомарт Кемелевич напомнили участникам этой встречи, что в апреле прошлого года глава нашего государства и глава Турции заявили о том, что о мирном отрегулировании всех этих процессов. Если это будет реализовано, то, мне кажется, проблемы с мусульманскими государствами будут прекращены. Надо было укреплять, надо было поддержать тот хрупкий мир. То, что сейчас происходит, надо немедленно принять все меры, как решил наш президент, чтобы отрегулировать. Каждая линия каждой: одна столица для двоих. Но и вообще, я полагаю, что нельзя этим играть.

- Конечно, люди в заложников превращаются практически.

- Но смотрите, как будут оглядываться сейчас: как молодежь на это будет смотреть, как вот этот процесс происходит. Разве можно вольно сказать: нет, эта столица не столица, сюда будет столица вот так называться.  Нельзя так.

- То есть, я так хочу и все.

- Вот не он хочет – надо остановить.

- Тем более, ведь европейцы тоже не поддержали. То есть, уже на другом уровне раскол происходит и не совпадение точек зрения США, Востока, Европы.

- Трезвые умы, исламский мир, вот то, что произошла встреча в Стамбуле, экстренный чрезвычайный созыв, мне кажется, примут решение и одумаются. Нельзя разжигать кровопролитие, вера должна быть во имя мира, во имя согласия.

- И объединять.

-  Вернемся к нашей столице Астане. Глава нашего государства, помните, собрал все духовенство, здесь в Казахстане, в Астане, столько разных вер сидели как одна семья!? Это здорово! И почему это мы должны нарушать? Поэтому надо стоять строго в этой проблеме, которую сейчас подняли.

- Бахытжан Ертаевич, Вы уже затронули эту тему: вот сейчас, когда огромный поток информации, когда каждая из сторон пытается продавить свою точку зрения, когда одна неправда сметает другую неправду, когда море лжи, как молодым разобраться, что есть истина? Как случается, что еще удается определенным людям заморочить голову, в том числе и нашим ребятам, обманув где-то, где-то купив, где-то воспользовавшись необразованностью, и убедить ехать куда-то, рискуя своими детьми, своими семьями, предавая память своих родителей, память предков, идти и фактически обрекать себя на смерть за деньги, становясь профессиональными убийцами? Как защитить наших детей вот от этого шквала пропаганды?

- Это очень волнующий меня вопрос и, мне кажется, не только меня. Вот крайнее решение Главы государства, Верховного главнокомандующего о перевыборах нового муфтия говорит о его не безразличии к этой проблеме.

- Духовное сфера – она важнейшая.

- Не будем скрывать, будем говорить реальные вещи. Иногда я встречаюсь с этими муфтиями, муллами и говорю: «У вас даже нет единого устава: здесь один закон, вот здесь другой закон, вероисповедание там по этому пути, а ведь у нас единый Коран». Почему мы по этому пути не идем? С молодежью часто встречаюсь, один парень мне говорит: «Я не знал, куда мне идти. Утром, говорит, там азан, и там, сказали, какой-то мулла приехал из-за границы, и я поехал туда. Ну его слушал. Он вроде говорил то, что мне надо бы».

- Красивые вещи, то есть, он вроде как отвечал на те вопросы, которые возникли в душе молодого человека.

- Да, да, у него. И, естественно, он говорит: «Я как-то начинал на это реагировать».

- Проникся.

- Вот где было самое у нас упущение.

- Этот молодой человек, не найдя поддержки вокруг, нашел поддержку там, где воспользовались этим психологическим состоянием, чтобы фактически получить такой пропуск в душу.

- Он это сказал с болью в душе. И говорит: «Где вы были в этот момент?»

- Да, да, когда мне было тяжело, почему мне не помогли тогда?

- «Где вы были? Почему произошло так, что я оказался там?»

- Один фактически а потом оказался там.

- «Ушел туда. А теперь я понимаю, что совершал ошибку. Вернулся». Я о чем хочу сказать: если бы этой молодежи вовремя подали руку, если им бы разъяснили: вот мода пошла – бороду отрастил, до колени отрезал брюки, вот я боговер – неправильна. Бога надо сердцем любить и понимать должен он. Последняя мода пошла детей с собой брать, малыш еще не осознает, куда его ведут, но его ведут туда, и он там начинает смотреть на взрослых, делать то, что они делают и так далее. Вот тут-то мы не должны упустить этот момент, и нельзя просто как-то относиться: «Ой, давайте по шерсти будем гладить». Нет! Мне кажется, мы должны сберечь это дело. Особенно молодежь.

Ну я исповедую ислам, я построил мечеть в ауле своем, ну это же не значит, что я должен брюки отрезать, там где-то с утра до вечера молиться, голову бить об камень – нет. Мы должны сейчас к идеологии повернуться всем фронтом. Мы подняли вопрос по Сирии: почему, чего они туда поехали? Видать первые начинают одумываться, семьи начинают возвращаться, а сколько осталось там? А можно было этого не допустить. Мы должны ежедневно, ежечасно, ежеминутно заниматься с этой молодежью. Я вот прямо скажу, я вот рос без отца, мне было 8 месяцев, если сосед бил своего сына, я плакал, мать спрашивает, ты что плачешь? Да я плакал от того, что нет отца у меня, чтобы воспитывал. Поэтому сейчас нужно сделать все возможное, чтобы дети не остались без отцов, я имею в виду в духовном формате.

Некоторые говорят, что молодежь испортилась. Да нет, молодежь живет именно вот своей современной жизнью, но надо им только помочь, надо им подать руку. Скоро наш Мажилис как всегда идет к народу, и безусловно председатель нашего Мажилиса неоднократно об этом говорит, чтобы мы не научными словами, а простым языком дошли до каждого. Я вот был в Чундже и говорю: Сколько у нас ветеранов? Я не буду обижать:  три. Вы были у него? Нет. Я говорю: поехали. Он не знает его адреса. Я приехал туда, всего три ветерана Великой Отечественной войны остались. Ну почему бы не взять этого орденоносца, участника войны, и не привести к молодежи?

- Это непонимание вообще значения ветеранов. Они вообще знают, кто первый флаг водрузил над Рейхстагом, знают о подвиге Момышулы, о подвиге Волоколамское шоссе? О том, что это даже за границей изучают?

- Хочется начать со слов Бауыржана Момышулы. Когда он сказал: если будешь рабом своей родины, ты не будешь рабом чужой. И вот недавно где-то я смотрел: один писатель из Тель-Авива сказал: у нас в Израиле вручают звание лейтенанта с книгой Александра Бека «Волоколамское шоссе». Или на Кубе улица имени Бауржана Момышулы. То есть на этом патриотизме. У нас в ауле аксакал садился и рассказывал, кто такой Александр Матросов, кто такие Николай Гастелло, Маншук Маметова.

- Люди, для которых общественное благо, благо Родины было выше личных интересов.

- Поэтому, воспитывая молодежь, говоря о духовенстве, мы не должны забывать и эту сторону – историю, без истории не бывает будущего, история подает дорогу будущему.

- Нравственный стержень формирует.

- Поэтому надо рассказать, на каких подвигах великих мы росли, живем, поэтому, воспитывая молодежь, в этом плане мы не должны упускать и наш патриотизм в духе тех героев, которые совершили подвиг во имя родины. Языком можно говорить, но родину любят сердцем, для любого гражданина должен быть карта своей родины, сердце у нас что – Астана. Вот человек почему эмоциональный иногда? Потому что говорит от души. Он говори, как есть, реальные вещи, и мы должны слушать не красивые слова, а реальные вещи. А реальные вещи молодежь нельзя упускать.

- Они должны до сердца доходить. Скажите, пожалуйста, Бахытжан Ертаевич, фактор коррупции в том числе и среди молодых – это недостаток культуры, воспитания, недостаток государственности в душе? Это вот такое купеческое сознание получается местами? В чем причина?

- Я на эту проблему, наверное, как и все тоже: если в садике ребенок сильный, забирает игрушку, и другой знает, что тот силен, и сразу ему отдает, да? Это вот коррупция или нет?

- В политике тоже так происходит в международной – право сильного.

- Да, вот я всю жизнь с коррупцией боролся. Надо уже со школьных скамеек обучать, рассказывать, что такое вообще эта коррупция и как ее не допустить? Что такое жить без коррупции? Это же здорово, что вот ты живешь, спокойно.

- Не обязан, внутренне свободен.

- Никому ничего не обязан, и он тебе не обязан, кроме одного – взаимно работать во имя того, что мы живем. Надо организованное взаимодействие всех структур: и духовенства, и педагогов и всех-всех нас, и потом, обсуждая, поставить правильный диагноз и найти направление главного удара, уничтожить эту коррупцию.

- Бахытжан Ертаевич, у нас практически половина бюджета социальная. Среди принятых законов один из важнейших, который должен обеспечить жильем военнослужащих. Я знаю, что у Вас очень много вопросов от военнослужащих.

- Я так и знал, что Вы зададите этот вопрос, потому что Вам не безразлично, тем более Вы законотворец. И недавно Глава нашего государства, Верховный главнокомандующий подписал, теперь это уже закон, он имеет силу, поэтому я его с собой взял, поскольку будет много вопросов у наших телезрителей, особенно у военнослужащих и семей. Сразу хочу сказать, первое, по жилью. Отработана модель обеспечения жильем. Предлагаем внедрить систему жилищной оплаты, заменить систему выплат силовой компенсации за наем жилья. Этот закон подписан, и наши военнослужащие пусть это изучат, и командирам всех степеней надо правильно разъяснить. Во всех гарнизонах, во всех военных городках, я думаю, Министерство обороны уже принимает разрешение, надо направить специалистов, которые бы рассказали со знанием дела, как дальше с этим действовать. Потому что вот смотрите, я знаю прапорщика, у него пять детей, он живет отсюда где-то километров 20, ездит на работу. Я недавно обратился к одному заместителю министра обороны: вот закон есть, вот таких в первую очередь надо вытаскивать.

- Бахытжан Ертаевич, большой праздник, глубокой смысл этого праздника, что для вас понятие независимость?

- Я хочу это начать со службы в Потсдаме, в Германии. Когда два государства объединились в единое. То есть получили, будем говорить, независимость и объединились, да? Я тогда был там и присутствовал в этих объединениях. И вот смотрите, пожилой немецкий полковник, с которым я вместе там работал, задет такой вопрос мне: «Что Вы видите, как советский человек, как коммунист?» Я говорю: «И вы, наверное, тоже видите: молодежь до 20 лет ликует, остальные в растерянности, а старшие с ненавистью смотрят. Почему – понятно вам». Так вот, иногда много выступаю перед молодежью и говорю: ведь наши борцы, наши батыры шли в бой, они ведь тоже хотели жить, но они шли во имя нас. Или же Кошкарбаев, да? Когда он вешал флаг, он тоже хотел жить, но он шел во имя победы. Или Маншук Маметова, когда стреляла, тоже хотела жить. Во имя чего? Во имя свободы и независимости. Это вообще бесценная вещь. Это не значит – это мой дом и все.

Мы говорим об Астане, раньше я своих внуков вел к Байтереку, к фонтану, а теперь я вожу к ЭКСПО-2017. И вот когда к нам приезжают из моего аула родственники, я тороплюсь не к Байтереку, а куда? А теперь вот ЭКСПО-2017. И когда они смотрят ЭКСПО-2017, они говорят: давай здесь сфотографируй, давай здесь сфотографируй. Мы, казахстанцы получили эту независимость, она дала путь, мы теперь гордимся тем, кто мы есть. И даже ЭКСПО-2017, поэтому то, то сейчас делается, независимость нам дало то, что мы сейчас мы имеем.

Независимость – это ты живешь, твое государство, твой флаг, твой гимн и ты хозяин этой земли. Это твоя родина. Там, где ты живешь, там, где пьешь воду, наслаждаешься красотой, это твоя родина, это мой Казахстан. Поэтому я считаю, что все мы, казахстанцы, счастливы и это счастье надо беречь. Беречь не на трибунах, а своим делом, своей работой. И вот я счастлив тем, что, находясь в стенах Мажилиса Парламента, стараюсь сделать что-то хорошее, полезное для нашего народа, и многим депутатам я благодарен, которые поддерживают меня, которые это делают, претворяют и гордятся, что они могут оказать помощь тем, кто в этом нуждается. Поэтому независимость для меня – это все то, о чем с рождения я мечтаю. Это моя родина, и я здесь живу. Это моя независимость. Но как военный человек, я счастлив, что, приняв присягу, я стал на защиту этой независимости. На плечах военного человека ноша патриотическая, ноша защиты родины и вот этой независимости, которую мы имеем. Поэтому беречь надо эту независимость, и мы должны гордиться этой независимостью и сделать все возможное, чтобы она была вечной.

- Спасибо большое, Бахытжан Ертаевич, за очень интересное, очень эмоциональное интервью и удачи в Вашей работе!

Бахытжан Ертаев – Народный герой «Халык Кахарманы», член Комитета по международным делам, обороне и безопасности Мажилиса Парламента, генерал-лейтенант.

Вчера

19 июля

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.