{metadescription}
Дети и соцсети: ограничат ли доступ?

Дети и соцсети: ограничат ли доступ?

Председатель партии «Ак жол» Азат Перуашев в интервью Артуру Платонову рассказал о попытках депутатов ограничить детям возможность регистрации в социальных сетях, «утечке мозгов» из-за ЕНТ и причинах закомплексованности многих казахстанцев.

- Азат Турлыбекович, спасибо, что нашли время ответить на вопросы наших телезрителей. Итак, расширенное заседание Правительства, критика, Глава государства дает ряд серьезных поручений. Как вы оцениваете вообще в целом деятельность Правительства? Много критики было со стороны и Парламента по разным вопросам. Что нужно было изменить, и что можно было бы улучшить в экономике?

- Однозначно, те замечания, те слова, которые сказаны президентом, обоснованы. Скажем так, это концентрированное выражение того, что говорится в обществе. Но они, конечно, более компетентны, более в профессиональной форме донесенное до наших обличенных властью коллег требование, чтобы они все-таки служили народу, а не каким-то сиюминутным ведомственным интересам. Что касается экономики, безусловно, она нуждается в открытой, честной конкуренции, в сокращении государственного вмешательства. Государство должно сосредоточиться исключительно на вопросах безопасности.

- Стратегически, да?

- Вопрос безопасности продукции, вопрос безопасности рабочих процессов, промышленной безопасности и так далее. А все остальное: у бизнеса должны быть развязаны руки, его задача зарабатывать, платить налоги, создавать рабочие места.

- Государство обязано создавать условия.

- Именно.

- Контролировать вопросы жизни и смерти.

- И не лезть во внутреннюю работу предприятий, не лезть в их ежедневные, рабочие процессы. У нас, к сожалению, картина несколько другая. Да, много сделано опять же под давлением и по требованиям Нурсултана Абишевича в либерализации условий для бизнеса. Не случайно у Казахстана постоянно показатели по doing business поднимаются.

- Улучшаются, да?

- Но при этом тоже нужно учитывать, что doing business не есть некая там библия для бизнеса.

- Объективная, да, составляющая.

- Это все-таки требования, которые выставляет международное сообщество, а что актуально для нас лучше знать все-таки Казахстану. Мы поэтому международный опыт должны учитывать, но ориентироваться на свои задачи, на свои интересы. И если такие глобальные экономические параметры, то, наверное, нужно все-таки снижать государственное участие в экономике.

- И долг.

- Внешние заимствования формируются как раз из-за заимствования не частного бизнеса, а квазигоссектора. Нужно сокращать квазигоссектор. В свое время было зафиксировано, что государство будет участвовать только в сфере естественных монополий и в вопросах, связанных с безопасностью. Де-факто у нас сегодня масса создана нацкомпаний, у нацкомпаний     свои дочки, у дочек – внучки.

- Как случается, что вроде объявили приватизацию, должны высвобождаться значительные средства, их можно на социалку направлять, и в то же время еще большее количество компаний вдруг возникает?

- Ну это для нас привычное дело. При обновительной приватизации поручено приватизировать какое-то число, его приватизируют и тут же...

- Притом часто хорошие предприятия.

- …на их месте создают другие. Некоторые предприятия де-факто это только названия и печать с ручкой. Без заказов, без загрузки, без тендеров они ничего из себя не представляют, потому что многие предприятия в госсекторе это обслуживающие, сервисные компании. Они не производят материальных ценностей. И в таком случае, передав одно название, тут же создал другое, забрал оттуда заказы, перегрузил сюда, все – у тебя еще одна дочка на месте, хотя вроде бы ты выполнил поручение по передаче несвойственных функций.

- При этом очень часто бывает, когда вложили в объект серьезные государственные деньги – миллиарды, а потом продают за сумму, кратно меньшую.

- Это тема очень болезненная. Три депутатских запроса по поводу эффективности приватизаций:  в системе здравоохранения мы видим, что уникальные объекты – институт урологии, институт офтальмологии, глазных болезней и многие другие – выставляются на приватизацию. Там новое оборудование.

- Шикарное оборудование.

- Неплохо было поставлен и менеджмент, а сегодня получается что? Во-первых, не получали за это прямых денег, то есть, давали под управление с последующим выкупом, за счет тех же денег, которые они получают от государства на обслуживание клиентов. Ну, это нонсенс. Второй момент – это не связывают приватизацию с повышением качества услуг. Тогда зачем приватизировать?

- Основные, заявленные цели не достигаются.

- Государство тратит те же деньги, но услуги и качество не повышаются, а тогда одно меняется – хозяин. Но тогда зачем нам менять хозяина?

- При этом теряет предприятие фактически.

- Вот таких вещей в приватизации более чем достаточно. Кое-что из нашей критики учли, скажем, последнее: начали приватизации за живые деньги, но опять же, при сопоставлении стоимости получается, что, смотрите, если по площади, то продают их по площади дешевле, чем это стоило бы как недвижимость. Не учитывая технику, не учитывая оборудование.

- С Казахфильмом, кстати, то же самое происходит. Отличный участок, отличное место.

- Он как земля больше стоил в центре города.

- Как земля, да, как земля. Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, откуда такое пренебрежительное часто, ну не будем продолжать логическую цепь, отношение к государственным средствам? Дело о девяти миллиардах, когда человек, допустивший это, может отделаться легким испугом?

- Да даже не испугался он.

- Да, может и не испугался, ну, может, ночью не поспал.

- Накажи себя дисциплинарно, ему же говорят.

- Этот испуг оплачен огромной суммой с девятью нолями.

- Я напомню для зрителей, наверное, о чем речь. Чтобы отстранить казахстанских производителей продукции начальник управления строительства Алматы пишет письмо в органы о том, что данный завод на самом деле не производит ничего, а экспортирует чужую продукцию, поэтому он делает выбор в сторону «надежнейшего и старейшего производителя в лице зарубежного предприятия». То есть получается 10 лет у нас индустриализация, а они не производят.

- Вложены средства, созданы рабочие места, а потом те, кто обязан проводить эту политику…

- Говорят, что ничего нет. И поэтому контракт на 9 миллиардов 350 миллионов отдают за рубеж. 27 декабря после нашего запроса сняли репортажи целые о том, как работают эти предприятия.

- Завод работает, производят.

- Там конструкторские бюро, там молодые инженеры, там тысячи казахстанцев работают. И у нашего казахстанского предприятия отбирают заказ, чтобы кормить зарубежных. Это не просто так делается.

- Конечно.

- И более того, получаю теперь ответ, что департамент по борьбе с коррупцией города Алматы убедился, что это высказывание было некорректным, но за защитой репутации обращайтесь в суд. Так там не о репутации речь. А про деньги ни слова.  

- Чей репутации? Не дороговато ли для репутации 9 миллиардов?  

- Как будто этих 9 миллиардов и не было. Здравствуйте! Мы же не об этом вопрос ставили, не о репутации. Мы говорим о том, что надо обеспечить загрузку наших предприятий, которые создавались в рамках индустриализаций, на которых работают тысячи наших людей. Эти предприятия вернули бы деньги в экономику. Это же платежи по кредитам, это зарплаты людям, это производство продукции.

- Разве это вообще объяснять надо? Разве чиновник априори не должен понимать, что он должен на свою страну работать?

- Это элементарные вещи, которые, к сожалению, видимо, при сопоставлении личного интереса и интереса государственного отходят на второй план в глазах некоторых уполномоченных товарищей.

- К сожалению, на этой неделе опять был трагический случай, когда ребенок погиб. Опять связь через социальные сети, которые фактически стали фактором дистанционного управления нашими детьми на огромных расстояниях. Если можно манипулировать вопросами жизни и смерти, можно заставить сделать практически все. Если в целом посмотреть, у нас чистая историческая карма. Мы не запятнали себя не геноцидами, не преследованиями за веру, доказали, что ислам – это мир, то есть, мы имеем моральное право быть образцом, продвигать наши традиции. Но почему, как вы считаете, такой большой искушение нас получить тому, что приводит к расколу, к разобщению, к сложностям? Как с этим быть?

- Вы, Артур, абсолютно правы сейчас, когда говорите, что у Казахстана есть богатейший и собственный опыт именно в моральном развитии, в духовном развитии, в нравственном. Но при этом как не парадоксально у очень наших многих граждан есть комплекс неполноценности.

- С чего он взялся? Не знают историю?

- Я думаю, это рудимент советского сознания, когда было преклонение перед всем зарубежным. Мы сегодня лучший зарубежный опыт стараемся внедрять, стараемся применять. В том числе и открытость миру, открытость новому – технологиям, инновациям. Но вот в части моральной, нравственной, почему то у нас вот эта зависимость осталась.

- Но ведь у нас больше оснований на самом деле, чем у многих.

- Действительно, показывать свое и доказывать свое.

- Конечно.

- Но на Западе ведь не только эти проблемы есть, той же без духовности, той же манипуляция общественным сознанием.

- Материальное преобладает над духовным.

- Но там есть и соответствующие методики. В Европарламенте рассматривается вопрос введения запрета соцсетям регистрировать детей без согласия родителей. Мы сделали такое предложение. Но Правительство его отклоняет.

- Почему?

- Вот парадокс. У нас есть на руках письмо Правительства, которое говорит, это очень  важно, это очень интересно, но давайте думать. Потом мы вносим законопроект, и Правительство дает заключение: мы не согласны с таким предложением. Здравствуйте! Ведь манипулируют именно детьми. Именно теми, у кого еще не сформулировались.

- Психофизические параметры.

- Менталитет определенный.

- На них легче повлиять и добиться результата.

- И защищать детей, безусловно, нужно.

- То есть, вырастить в чужой традиции, чтобы потом они отстаивали интересы чужого государства.

- Но, к сожалению, мы видим, что и наших детей расхватывают. Мы здесь себе устроили ЕНТ, устроили стрессы для наших детей. Китай, Россия, Чехия, многие другие страны принимают казахских детей без всяких ЕНТ, сами дают им гранты, лишь бы они приехали и остались там.

- Вы здесь совершенно правы. Вот запрос как раз делал о том, что фактически то, что десятки тысяч остаются в той же России – это следствие неконкурентоспособности нашей системы образования, которое приводит к утечке мозгов.

- Наших умных ребят разбирают, то есть наша система среднего образования достаточна сильная…

- Мы вкладывает деньги туда, мы их растим. А потом они работают.

- Но у нас сбой в связке, в переходе из школы во взрослую жизнь. Здесь мы теряем.

- От среднего на высокий уровень.  

- Да, при отборе в высшие учебные заведения, мы, к сожалению, теряем наших ребят.

- В погоне немножко заработать, мы фактически теряем, стратегически теряем.

- Это утечка мозгов, о которой говорят и депутаты, о которой родители говорят, которые детей своих вынуждены отправлять от себя за тридевять земель.

- Потому что там дешевле, качественнее и инфраструктура.

- И без унижений вот этих вот. А наши органы об этом никак не могут догадаться.

- Скажите, пожалуйста, вот открытие Олимпиады, большое событие, мы очень быстро эволюционируем. Наращиваем количество медалей от Олимпиады к Олимпиаде, нам есть чем гордиться, мы формируем психологию победителей уже на другом уровне. Что бы вы пожелали нашим спортсменам?

- Безусловно, я хочу пожелать нашим спортсменам побед. Зимняя Олимпиада все-таки отличается от летней тем, что здесь не у всех стран равные шансы.

- Объективно.

- Странам, у которых есть снег и лед, им проще. А Казахстан относится к этому числу, поэтому у нас уже и медали есть. На прошлой Олимпиаде в Сочи нас очень порадовал Тен. На этой Олимпиаде у нас еще одна звездочка в фигурном катании появилась. Есть лыжники, есть биатлонисты. Мы надеемся, конечно, желаем нашим спортсменам реализовать себя, вернуться с медалями, хотя международные эксперты говорят, что у Казахстана будет не более чем одна бронзовая, по прогнозам.

- Как  будто знают. К сожалению, это в политику часто превращается.

- Мы видим, что многие федерации начинают уже распределять медали. Сейчас стоит огромный скандал и в боксе, когда вдруг решили наконец заняться скандалом, когда судили нашего бойца в Рио. Вот. Но на этой Олимпиаде в Корее я желаю нашим спортсменам удачи! В спорте высокие достижения, бывает, решают не секунды, а доли секунды. А это зависит иногда не только от воли спортсмена, но и от удачи. Чтобы удача была на их стороне. А то, что они постараются, то, что они выложатся, я не сомневаюсь.   

- И чтобы политика не повлияла на честный спорт.

- Будем надеется, хотя она уже повлияла, конечно.

- Повлияла, конечно. Спасибо большое за интересное подробное интервью и удачи вам в работе!

- Удачи, взаимно!

Азат Перуашев – казахстанский государственный деятель, депутат Мажилиса Парламента РК, председатель Демократической партии Казахстана «Ак жол».

Вчера

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире