{metadescription}
«Красный уровень»: кому легче всего заблудиться

«Красный уровень»: кому легче всего заблудиться

Актер Нышанбек Жубанаев, сыгравший в фильме «Красный уровень» роль человека, вербующего смертников, рассказал, кого, по его мнению, легче всего поймать в сети религиозного экстремизма.

Нышанбек Жубанаев сам человек верующий. В фильме, где затрагивается очень щепетильная и болезненная, но в то же время актуальная для Казахстана тема религиозного экстремизма, ему досталась отрицательная роль. В интервью телеканалу «КТК» Нышанбек рассказал, как не сбиться с верного пути и не стать безвольным оружием в руках манипуляторов.

- Вы сыграли в фильме отрицательного персонажа – человека, который вербует смертников. Скажите, ислам же запрещает алкоголь, наркотики и прочие пагубные и порочные привычки. Тогда на что подсаживают, чем заманивают, увлекают потенциальных смертников?  

- Вы знаете, со мной однажды такое произошло! Я сам человек верующий – опытный, религиозный. Около 5 лет читаю намаз. И как-то в мечети, абсолютно ничего не подозревая, я вступил в диалог с другим верующим. Мы сначала о творчестве разговаривали, про жизнь, и потом я прихожу в себя, думаю: «Ничего себе, этот человек реально ведет меня куда-то не в ту сторону». Я это потом понял. Это реально в моей жизни было. Я уже почти согласился, но вовремя осознал и придумал отговорку, мол, некогда, надо на съемки бежать. Но вы только подумайте, я считаю себя взрослым, начитанным, знающим ислам, и меня чуть не завербовали! Тогда молодых людей, мне кажется, как делать нечего. Это какой-то гипноз. Но людям, которые не знают, что такое ислам, основные каноны, что такое Коран, что такое истинная богобоязненность, ценности, мне кажется, очень легко заблудиться.

- Ваш герой – это собирательный образ экстремиста или реальный человек, совершивший преступление?    

- Это собирательный образ людей, которых я наблюдаю, которыми я сам недоволен, на самом деле. Мне, конечно, неприятно происходящее у нас, но я думаю, все должно закончиться. Пройдет тогда, когда у нас будет больше знаний. Знание – это самое главное. Если нет знаний – это беда. От незнания происходит вот это все, когда на уровне эмоций люди совершают такие вещи, не зная что, не зная как.

- Как же вам тогда удалось сыграть этот сложный собирательный образ?

- Я очень тщательно готовился. Говорят же, не бывает маленьких ролей, я бы добавил еще: не бывает легких ролей, простых ролей. Наверняка есть гении из гениев, которые вот так делают роль (щелкает пальцами). Но у меня пока так не получается. Мне кажется, такой подход к роли неправильный. Оно приходит с кровью и потом, будь это спектакль или киногерой. Кстати, в кино сыграть роль гораздо сложнее. В кино много крупных планов, чтобы показать глаза, эмоции. Кино обнажает героя, точнее актера, исполняющего определенную роль.

- С вами работал признанный мастер телесериалов Валерий Мызников. Что скажете?

- Режиссер классный, суперский! Не зря канал «КТК» пригласил на съемки именитого, талантливого и, самое главное, человека с душой, который понимает, который очень-очень детально подходит к работе. Я всегда смотрю на режиссера или актера, на творческого человека именно как на человека, личность. Прежде всего, мне важен не талант, мне важна его человеческая сущность. И Валера Мызников – это человек, с которым легко и приятно работать на площадке.

- Кстати, а что больше всего запомнилось со съемочной площадки?

- Много чего интересного происходило на съемках. Самым запоминающимся можно назвать съемки в горах. У меня была сцена, когда я должен был бежать через перевал возле реки. Один дубль сняли, наш оператор Саша сказал: «Да, хорошо!» А режиссер захотел переснять эту сцену. А впереди было еще много эпизодов. Я согласился переснять, хотя на улице было очень холодно, декабрь месяц. И пока оператор с режиссером выставляли план, я решил просто походить по камням. Но когда я шагнул, я поскользнулся и упал в воду. Но я не растерялся и кричу оператору: «Давай, снимай!»  Мы сняли этот незапланированный эпизод. Я вылез из воды, и вся съемочная группа отогревала меня. И смешно, и грустно. Это действительно плохая импровизация была (смеется). Естественно, я попросил прощения у режиссера.

- Спасибо за интересную беседу!

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕКак выявить экстремиста? Пять признаков радикала

«Красный уровень»: актеры должны «гореть» на съемках 

Серик Айтжанов: Я играл не супермена

Филипп Волошин: за достоверность событий отвечу

«Красный уровень»: Двойная игра Тауекеля Мусилима

 

Сая Оразгалиева: «Красный уровень» обречен на успех

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире