{metadescription}
Загипа Балиева раскрыла секрет крепких семей

Загипа Балиева раскрыла секрет крепких семей

Уполномоченный по правам ребенка в Казахстане, мать шестерых детей Загипа Балиева в эксклюзивном и очень личном интервью Артуру Платонову рассказала, когда нужно вступать в брак, что поможет воспитать умных, послушных и добрых детей и как защитить семью от скандалов и распада.

- Загипа Яхяновна, спасибо, что вы нашли время ответить на вопросы наших телезрителей. Итак, совсем недавно был праздник – День защиты детей. Раньше задавали вопрос: от кого защищать детей? Теперь, к сожалению, приходится защищать буквально ото всего. Что, на ваш взгляд, происходит сейчас? Почему дети очень часто превращаются в буквальном смысле слова в товар, в инструмент какой-то борьбы? Мы вынуждены уже на законодательном уровне защищать детей и от информации. Насколько девальвировалось ранее святое понятие «ребенок»?  

- Вообще история этого праздника берет свое начало с далекого 1949 года, когда Конгресс демократической фракции женщин выдвинул идею сделать 1 июня Днем защиты детей. Во всем мире, к сожалению, надо констатировать, что дети подвергаются насилию – физическому, эмоциональному, любым видам насилия. Есть такие страшные цифры, что через каждые пять минут в мире убивают одного ребенка. Произошла какая-то переоценка ценностей, подмена духовных ценностей на материальные, деградировали моральные ценности. «Почему?» – тоже вопрос. То десятилетие, пока мы думали, как пройти вместе этот тяжелейший кризис, первые годы становления, мы думали о хлебе насущном. Но в это время, наверное, забыли о душах наших детей, а эти детки уже выросли. На сегодняшний день они уже молодые мамы, молодые папы, есть дефицит того, что мы им недодали.

- Их ценности уже отличаются от наших ценностей.

- Отличаются, им приходится сейчас дополучать, уже самим доходить до этого. Хорошо, если кто-то это понял, кто-то просто идет по наитию и думает, что так и надо, и этому учит детей. Но мы на то и государство, чтобы включить все инструменты по воспитанию, по организации, по развитию наших детей. Мы достаточно хорошие позиции занимаем, но сказать, что у нас все спокойно, мы не можем. Мы, кстати, одни из первых ратифицировали Конвенцию о правах ребенка, это было в июне 1994 года, инициатором был глава государства. Поступательно выполняем все свои обязательства. Есть еще много над чем работать.

- Мы видим, насколько на Западе стараются, как они понимают и считают, защищать права детей, хотя иногда с нашей точки зрения это выглядит странно, иногда жестко, но там государство регулирует эту сферу очень серьезно, не давая никому вмешиваться. У нас иногда создается впечатление, что все, кто хочет, может позащищать права детей, кто-то искренне переживает, кто-то расчетливо на это смотрит, кто-то преследует свои цели. Но ребенок невольно превращается в инструмент чей-то с кем-то борьбы. Как вы считаете, уровень защиты детей у нас, сопоставим с тем уровнем, который есть на Западе? И что вы как уполномоченный по правам ребенка сделали, чтобы мы приблизились к этому критерию?

- Ратифицированы все конвенции, более 15-ти, в которых в той или иной степени затрагиваются права ребенка, и мы обязаны их соблюдать. Многие из них мы выполнил. У нас в стране нет использования детского труда на табаке, на хлопке, хотя, раньше это было. Тяжелейшей формы труда не применимы.

- Субботники не относится к этому?

- Они же продумываются и потом это тоже приобщение к порядку.

- То есть, это идеология.

- Идеология, конечно, притом при организации субботников все-таки смотрится, чтобы это не было тяжело для детей. Что же касается вашего вопроса, общество наше четко должно понимать, что задача материнства и детства – основная из задач государства. Все могут принимать в этом участие только в том объеме, который позволяет им государство. Защита детей – это функция государства и очень серьезная, потому что она сопровождена с правами ребенка.

- Это выработанная система, методология ведь?

- Да, как за границей защищают вплоть до того, что если ребенок позвонил в полицию, то службы могут просто приехать и изъять ребенка.

- Очень частый вопрос просто, вроде как кто-то там шлепнул слегка, и получается, что государство уже защищает, с другой стороны, кто может защитить родителя от шантажа, допустим, ребенка, который зная эти нормативы, говорит, вот, вы, уважаемые родители, что-то не сделали, я вот сейчас телефончик знаю, набираю и у вас будут проблемы.

- Вот это и есть как раз методика, это и есть элементы воспитания, когда государство таким образом защищает детей, оно дает посыл взрослому населению, что есть тысяча инструментов: во-первых, это любовь к ребенку, этот язык добра, личный пример, по которому воспитывается ребенок. Брать все те правила, методики, способы, наверное, просто нельзя в полном объеме.

- Механически, без учета менталитета, традиций, социокультурных особенностей.

- Но, понимать мы должны, что защита прав ребенка – это все-таки задача государственная ребенок в семье появился, ему надо создать условия для роста, для развития.

- Часто получается, что поглощены материальным, считают, что, условно говоря, у ребенка должен быть новомодный какой-нибудь айпад, то есть, то же, что и у других детей, но это материальный аспект, духовный часто отходит на второй план, а иногда на него просто не хватает времени. Как правильно закладывать, что такое хорошо, и что такое плохо?

- Опять это воспитание. Верховный суд озвучил интересную статистику. Оказалось, что дети из детских домов и дети из неполных семей совершают правонарушения намного реже, чем дети из полных обеспеченных семей. Вот парадокс: воспитывая, нужно соблюдать паритет между материальным обеспечением ребенка, понимаем, как это зарабатывается, и духовным воспитанием ребенка. Это очень сложно, но это надо делать, это задача родителей. Но Артур, иногда ребенка приходится и от родителей защищать. Иногда и родители сами не понимают, иногда родители убивают детей, избивают детей.

- Исторически никогда не было подобного явления. Исторически мы спасали сотни тысяч, сохраняли не только жизни – культуру, традиции, язык, и обогатили мировую историю и культуру Днем благодарности. Делились последним, не разделяя никогда на своих и чужих. Откуда вдруг, если этого не было в нашей исторической генетике, вдруг взялось такое явление, когда мать торгует, мать убивает?

- Это очень страшно и, наверное, это как раз-таки последствия, вызовы тех кризисов, тех перемен, это, наверное, та деградация, которую надо было ожидать, но не в коем случае не надо было допустить. Немедленно сейчас нужно принимать меры, чтобы у нас в государстве этого не было. Но самое интересное, Артур, у нас есть все возможности – и материальные, и организационные, нам нужно теперь наладить взаимоотношения центральных государственных органов с местными государственными органами и, соответственно, взаимоотношения между гражданским обществом. И очень хорошо, что у нас создано министерство, которое специально посвящено работе с гражданским обществом. Все-таки семья, ребенок, и уже подросший молодой человек априори связаны между собой. Ребенок появляется в семье, ребенок воспитывается, растет, потом в 14 лет становится молодым человеком, молодым гражданином. Но продолжает до 18 лет пользоваться правами, как ребенок, то есть, четыре года он на таком перекрестке, когда пользуется правами и как ребенок, и как взрослый.

- Сложнейшие четыре года, получается.

- Конечно, и государство сознательно через законы на это пошло, потому что идет процесс становления ребенка, переходный период.

- Здесь поддержать особенно важно.

- Конечно, и ни в коем случае эти институты нельзя отрывать, они одно в другое перетекают. Настало время, что должен быть в государстве один государственный орган, который будет этим заниматься. Посмотрите, у нас ведь есть концепция, подписанная главой государства по семейно-демографическому развитию, очень хорошая концепция, у нас есть комиссия по вопросам женщин, демографическому развитию, но она носит рекомендательный характер, а нам нужно на основе этой концепции выработать эту стратегию.

- Чтобы выйти на новый уровень.

- В составе правительства создать государственный орган либо сделать перераспределение таким образом, чтобы как раз вот в этом министерстве был комитет, занимался бы вопросами семьи, вопросами детей и молодежи. Департамент, к сожалению, не имеет структурных подразделений на местах, если бы в каждом сельском акимате и в каждом районном акимате создали молодежный ресурс, то на уровне областного акимата, должен быть координирующий орган, который будет подчиняться этому департаменту. 

- Тем более сейчас, когда очень часто через огромные потоки информации, которые поступают детям, фактически часто не мы их воспитываем, получается, если мы не занимаемся мы, ими займутся другие, да?

- Социальные сети, интернет.

- Да, и воспитывают в той традиции, которая нужна им. Как защитить? Детей вывозят в зону боевых действий, воздействуют с помощью религиозных аспектов, в светском плане, то есть, со всех сторон они окружены информацией, которую пока  еще в силу объективных причин не могут воспринимать критически, склоны верить. Как родителям себя вести? Начнешь забирать айпад или телефон, возникнет конфликт.

- Только системность во взаимодействии и государства, и семьи, и общества. Вы абсолютно правы, если мы не будем заниматься детьми, ими займется тот же интернет, те же социальные сети.

- Это способы манипуляции и управления дистанционно нашими детьми.

- И это мы должны четко понимать. Мы не можем запретить детям это смотреть, как этим пользуются другие государства. Мы будем через фильтры пропускать всю информацию, которая будет подаваться. При желании все это можно будет сделать, для этого нужно взаимодействие государственных органов друг с другом и самое главное, государственные мужи должны понимать, что мы делаем одну задачу, а не лоббировать только свои узковедомственные интересы. Все должны двигаться в одном русле и понимать, что нам нужно защищать детей от информации, нам нужно детей воспитывать в духе патриотизма, в духе гражданской высокой позиции.

- То есть, мыслить государственно.

- Конечно, это и есть государственный подход в воспитании будущего поколения. У нас есть великолепная программа «Рухани жаңғыру», у нас есть тысячи программ, на которых воспитываются сейчас дети. Теперь их нужно систематизировать, объединить. Должна быть одна государственная стратегия, как была у нас до 2011 года «Дети Казахстана». Нужно приступить к разработке такой национальной программы, в том числе и отразить вопросы, когда дети в конфликте с законом. К сожалению, 49 детей находятся в воспитательной колонии.

- Вы отслеживаете их судьбу?

- Конечно, с комитетом уголовной системы мы работаем в тесном контакте.

- Каждого этого ребенка вы знаете из 49, да?

- Конечно, по каким статьям они сидят.

- Общество, на ваш взгляд, виновато, что они там оказались?

- Общество виновато: наше безразличие, наше равнодушие, когда мы видим, что в соседней квартире избивают ребенка, мы молчим. Мы стали черствыми.

- Мы поглощены сами собой.

- Мы стали такие самодостаточные, но не в ту сторону. Мы подменили это материальным, мы подменили тем, что мы занимаем какой-то социальный пост, мы что-то значим.

- Мы индивидуалисты больше стали?

- Получается, что да, у нас сейчас этого корпоративного духа стало меньше, сопереживания стало меньше.

- О помощи ближнему уже вот так, как наши предки, создавшие эту славную историю великую нашу, мы не думаем.

- Опять системная работа, вот посмотрите, почему многие учат своих детей, если идет какая-то драка, еще что-нибудь, убегать, даже не подходить? Обойди стороной, потому что-либо сам будешь избит, либо тебя затаскают правоохранительные органы.

- Либо из свидетеля превратишься в подозреваемого.

- Конечно, тут уже очень много таких подводных течений, из-за которых мамы, родители говорят: ты лучше убегай.

- Прагматика жизни, получается, такая.

- Мы не можем их в этом винить.

- Они хотят защитить своего ребенка так, как они это понимают.

- Конечно, это инстинкт родителей, но все-таки мы должны понимать, что в такую же ситуацию может попасть и ваш ребенок. И другой ребенок, которого так же учат, может тоже обойти.

- Пройдет мимо.

- То есть тогда давайте возвращать те духовные ценности, когда мы друг друга поддерживаем, когда мы ничего не боимся в плане помощи и оказания поддержки, сопереживания.

- Именно так выживали и создавали и дошли до того уровня, который имеем.

- Конечно, это те традиции, которыми наше поколение хвалится, этим дорожит, это вспоминает.

- Это основа.

- Да, и мы считаем себя личностями, потому что мы умеем сопереживать. Вы знаете, на сегодняшний день мы можем констатировать, что преступления, правонарушения, совершенные несовершеннолетними, падают, но, к сожалению, преступления, правонарушения в отношении несовершеннолетних – растут.

- Человек, решающийся на насилие в отношении ребенка, настолько слаб, что он нуждается в самоутверждении таким чудовищным способом через унижение ребенка, через унижение того, кто бессилен.

- Да, через унижение того, кто слабее и зависит от него. Наверное, тут опять подход должен быть системный и, наверное, опять всем обществом нужно будет законодательно поднимать ответственность родителей. Они нам завтра скажут: «У меня нет денег водить на кружки, спортивные секции».

- Часто, действительно, так и есть.

- Нам нужно тогда подумать, хотя государство в этом плане очень много делает, а можем ли мы на местном уровне сделать, объединить все усилия бизнесменов и возможности бюджетов районных, местных исполнительных органов власти и сделать хотя бы по одному. Мы же сделали вот сейчас, и спасибо главе государства, первое рабочее образование бесплатное. Мы только от этого выигрывали. И точно также мы сейчас можем сделать один кружок, одну секцию за счет государства и предложить какой-то стандарт по спорту – это футбол, это баскетбол, это хоккей, это то, что не затратное.

- И при этом необходимо очень.

- Нанимать на это, согласно выделенных денег из бюджета, тренеров, тогда и тренера будут востребованы. Второе – организация кружков: шахматы, рукоделие, рисование, фортепиано, еще что-то, но дать возможность ребенку выбрать. И когда мы это сделаем, тогда мы может требовать от родителей, говорить: «Почему вы не водите?».

- Создать условия.

- А потом с них спрашивать. Наверное, та практика, которая существует заграницей, когда до 12-летнего возраста ребенка одного не имеют права выпускать на улицу и оставлять его одного дома…

- Оштрафуют – минимум.

- Наверное, потихоньку это нужно перенимать, потому что мир становится небезопасен, мы должны защитить детей даже таким образом.

- Сейчас детишек пропускают вперед и в общественном транспорте и в воздушном транспорте, да?

- Да, значит, я вышла с такой инициативой в МИР (Министерство по инвестициям и развитию Республики Казахстан – ред.), и, большое спасибо, сейчас министр ввел изменения в правила при посадке на лайнеры: все наши дети садятся в первую очередь, потом идет бизнес-класс, потом экономический класс.

- Если в семье ребенок, то они идут приоритетно.

- Да, если несовершеннолетний ребенок, то вся семья может пройти, потому что она его сопровождает. Это говорит об уважении к ребенку, как к молодому гражданину, и если он вырастает в таком уважении к нему, как к личности, когда он становится взрослым, совершеннолетним, он будет вести себя также. Это маленькие штрихи, которые воспитывают характер.

- Формируют большую личность потом.

- Да, конечно, и этих таких маленьких ситуаций очень много. Пришло время один из штрихов, наверное, вводить в рейтинги акимов и руководителей государственных органов по вопросу защиты детей, соблюдения прав ребенка. Мы сейчас в рейтинге приоритет ставим на экономические вопросы.

- Материальный фактор.

- Это правильно, но мы же думаем о будущем поколении: первое – это экономика, второе – это отношение к ребенку. Если эти два приоритета будут при определении рейтингов, многое поменяется. На мой взгляд, почему болеют дети, почему попадают в автодорожные происшествия, почему в водоемах тонут? 208 детей в прошлом году утонуло. Когда сократятся преступления в отношении детей? Это просто так по волшебной палочке не сокращается, то есть, это системные меры взаимоотношения госорганов. Пусть это будет национальный план, стратегия, но должен быть документ, где будет прописано четко все-все-все ступени и в судопроизводстве, и в конфликте с законом, и в образовании, и в здравоохранении, и в культурном развитии, и в спорте, и в отношении к семье, и все права ребенка. Не только права будут прописывать, но и разъяснять обязанности ребенка. Только системная работа и взаимодействие всех госорганов вместе с гражданским обществом, с родителями и всеми, кто окружает ребенка, только тогда мы можем на синергию рассчитывать, на тот эффект, на который надеемся. Самое главное, у нас в государстве все эти возможности есть. У меня есть очень яркий пример, когда девочка в три годика попала в детский дом. Она встретилась с великолепным педагогом, с воспитателем, который этой малышке, у которой погибли родители, и она осталась круглой сиротой, сумела рассказать, что в жизни очень много трудностей, не надо ни на что смотреть, не надо ни на кого обижаться, все в твоих руках. Вот в этих условиях, в которых тебе создало государство, может, они не такие роскошные, как будут у одноклассников, ты должна учиться, ты должна брать самое лучшее. И девочка, действительно, окончила школу, получила грант, поступила в великолепный вуз, она уже учиться на первом курсе, и я так думаю, что она сейчас с успехом закончит этот вуз и потом получит звание магистра.

- Правильная модель, правильные установки позволили личности раскрыться даже в тяжелых условиях.

- Да, она создаст семью, конечно, ее просто поддержали.

- На ваш взгляд, не превратилось ли во многом в моду защищать детей? И что за этим может стоять? Действительно, духовная потребность приносить пользу детям, нести за них ответственность или может быть какой-то расчет? И вообще всякое показное в этом очень сложном, тонком не является ли как раз скорей свидетельством неискренности намерений? Или все-таки высоконравственные вещи должны делаться без показухи?

- Любая благотворительность, любая помощь, любое сопереживание делается очень корректно с глубоким уважением к тому человеку, в отношении которого ты это проявляешь. Мы уже законодательно выстроили такие институты, как общественные советы.

- Работают они реально? Помогают?

- Они работают, но нужно будет их полномочия расширять, время становления уже прошло, может быть, теперь нужно подумать о том, что эти общественные советы должны еще и морально, и материально поддерживаться государственными местными исполнительными органами власти. Но мы уже сделали инструменты, через которые можно регулировать все вопросы. Если есть проблема, нужно о ней говорить. Мы же должны понимать, что любая эскалация какой-то проблемы, любое громкое заявление, но не пройдет мимо тех же детей. Есть люди, которые просто сопереживают. Вот он сидит – учитель, врач, интеллигентный человек, когда он слышит информацию, которую преподносят таким образом, что вы знаете, просто над маленьким человечком издевается, любой нормальный человек отреагирует. Тут два вопроса, на которые я хотела бы, чтобы всегда обращали внимание: насколько эта информация достоверна, и как можно правильно помочь?

- Знаете, в международной политике же очень часто всегда манипулируют детьми.

- Да, к сожалению. Я хочу, чтобы в нашем государстве детьми вообще не манипулировали, у меня большие надежды на это министерство, должен быть такой неписанный, а может быть, даже писанный алгоритм действий в любых ситуациях, в том числе и сложных, в которых оказывается ребенок: как правильно поступать гражданскому обществу? Ребенок не должен становится разменной монетой, ребенок не должен быть в центре скандала. Даже если он в нем, то нужно это делать очень корректно, потому что у него будущее. Интернет, информационное поле – все это остается, а ему расти. Мы вообще должны думать, во-первых, о душе ребенка, о его окружении, о его о близких.

- Ребенок не должен становится инструментом чей-то борьбы.

- Конечно, завтра он вырастет и станет топ-менеджером, известным врачом, и кто-то будет манипулировать теми данными, которые вытащит из интернета.

- Мы уже говорили о том, что дети, к сожалению, превратились и в предмет торговли; убивают, издеваются. Но ведь не рождается убийцей или насильницей, тем более по отношению к собственному ребенку. Что-то привело к таким обстоятельствам, и в этом тоже вина общества, когда сейчас каждый занят собой, когда не могут найти поддержки даже у родных и близких, когда, может быть, боятся осуждения со стороны родных и близких. Как себя вести вот в этой ситуации, когда человек чувствует себя обреченным, одиноким и боится нести ответственность еще за кого-то и чудовищные меры кажутся спасительными на тот момент, как бы дико это не звучало, хотя за них потом будут расплачиваться всю жизнь.

- Нужно постоянно воспитывать не только маленьких детей через фильмы, через тот же театр, через книги.

- Формирование идеологических установок правильных.

- Конечно, делать посыл этим девушкам, которые ждут малыша. Во-первых, это чудо из чудес, это божий дар. Не получилось в счастливом браке, или так получилось, что ее обманул молодой человек, или неважно как, если она ожидает ребенка, то она должна в первую очередь понимать – это такое счастье.

- Ребенок в орудие мести не должен превращаться.

- Ни в коем случае.

- Если происходит трагедия с ребенком, всегда все набрасываются на женщину, но при этом мы ни разу, по-моему, не видели, хотя таких, к сожалению, ситуаций было много, чтобы объявился какой-то молодой человек.

- Это вот уже наше, наверное, издержки и неправильное воспитание. Мы должны подходить, потому что в рождении ребенка ответственны двое, и малыш появляется, мы прекрасно понимаем – это плод любви.

- Так должно быть.

- Да, так должно быть, но даже если она в этой ситуации оказалась, она не должна отчаиваться, мы должны научить девочек использовать все инструменты, которые есть в государстве.

- Куда обратиться можно? Психологическая какая-то помощь.

- Есть социальные службы, сейчас они работают. Просто девочки не знают, куда идти. Есть при домах малютки группы надежды, когда тебе дают возможность оставить малыша самой, не отказываясь от него, привести свои дела в порядок, воспользоваться тем, что сейчас дает государство: бесплатное обучение, устройство на работу, решение социальных проблем, и тебе не будут говорить месяц, два, полгода, тебе дадут возможность – сколько надо времени. Но ты должна понимать, что это твой ребенок, он нуждается в тебе, ты должна в пятницу, в субботу по мере всегда приходить к нему, ты должна давать ему посыл, что ты у него есть. Государство тебе в этом поможет: ты можешь пойти, используя все эти программы, устроится на работу, получить образование, решить какие-то свои социальные вопросы.

- И духовно созреть до ощущения себя матерью.

- Конечно, я знаю тысячу примеров, когда в доме малютки хотели забрать малыша, от него отказалась мама, но в какой-то последний момент, когда уже документы были готовы, мама малыша прибежала, она вышла замуж удачно, ей казалось, что это ошибка, что это ее позор, но она встретила молодого человека, который случайно узнал, что до него у нее был партнер и у нее родился ребенок, хотя она не была в браке, он взял ее за руку и привел в этот дом малютки и они забрали малыша. Вы знаете, значит, этого парня так правильно воспитали родители, и у него такая высокая гражданская ответственность перед будущим поколением и настолько велика любовь к этой женщине, что он готов принять и это заслуживает уважения, я низко кланяюсь перед этим молодым человеком.

- Духовность выше биологии, как оказалось.

- Конечно, и всяких этих условностях, о которых мы сейчас говорили: «от чужого мужчины родила», «в подоле принесла», «позоришь меня на весь аул или все село», «как это так, без мужа родила» – все это должно уже отойти, если девочка попала в такую ситуацию – вы опоздали, надо было об этом говорить и воспитывать. Но если это случилось, вы должны это отбросить, потому что это ложные вещи и это ваша вина, что так получилось, вина родителей и близких. И если это случилось, теперь уже всем миром, всей семьей думать об этом малыше, потому что вы должны радоваться о продолжение рода: появился член семьи и, извините, он не виноват в этом. На его месте мог оказаться каждый из тех, кто его осуждает и не принимает, его-то осуждать нельзя ни за что. Его предавать нельзя.

- На ваш взгляд женщине сложнее, чем мужчине в этом мире?

- Одновременно и сложнее, и легче. И не случайно у казахов есть такая пословица «Әйелде қырық жан», то есть у женщины сорок сил, сорок душ, сорок возможностей. Природа просто сильнее сделала женщину, физически она может быть слабже.

- А психологически наоборот.

- Психологически, физиологически выносливее, потому что у нее большое предначертание, и в очень трудный момент женщина быстрее концентрируется. Это природа инстинкт: ей нужно сохранить потомство, накормить его и обогреть, укрыть, защитить. Этот инстинкт развит у женщин сильнее, конечно. Но и мужчины тоже, вы извините, умеют так постоять за свою семью, и если это воспитанием вложено в него, то мужчина берет на себя такую ответственность, хотя по жизни, казалось бы, по природе, женщина выносливее, но без мужчины – он очень ответственный.

- Мужчины боятся сильных, успешных женщин?

- Говорят, что, да.

- Мужчины говорят?

- В обществе такое мнение такое бытует. Мне просто повезло с моим мужчиной, и мы сохранили то большое чувство, как в первый день. Это, наверное, благодаря воспитанию его родителями его, потому что для него эти ценности, о которых мы говорим, они не проходящие, они у него культивируются, он это воспитывает сыновьям, дочерям нашим рассказывает. Вот он такой, какой есть. Мой мужчина меня любит. И пример такой перед моими глазами – это пример моего отца, и я хорошо помню слова, который говорил мой отец, он учитель с большой буквы, его все знают, уважают и когда он молодым парням, родному братишке всегда говорил, что отец пример для подражания: какой у девочки будет отец, такой у девочки будет муж.

- Психология, да по образцу, по модели. Подсознательно все это было воспроизведено.

- Да, я такого и выбрала.

- На ваш взгляд, женщина должна быть мудрее? Она должна прощать?

- Она не должна быть, она обязана быть мудрее, потому что она отвечает за семью, то есть она берегиня. Не случайно женщину называет берегиней семейного очага, смысл слова берегиня очень-очень глубокий. Она отвечает и за своего мужа, и за своих детей, и за атмосферу в доме, за благополучие, и за тепло, и за уют. И она как та птичка, которая рано встает и поздно ложится. Не надо сетовать на судьбу, что мужчина меньше делает. Нет, абсолютно, это ее предназначение, и она просто обязана быть мудрее. Прощение во всех религиях приветствуется, и надо уметь прощать. Прощать нужно всегда, в любых ситуациях, если, конечно, до какого-то критического момента сам мужчина не доводит. Это уже тогда совсем не умный мужчина. Если он с первого, со второго раза понимает женщину, он сам выравнивается. Мужчины – это, наверное, самый главный ребенок в семье.

- Безусловно, большой ребенок и часто ушибленным самолюбием.

- Да и, наверное, он воспринимает немножко по-другому жизнь. Прощение у женщины –это, может быть, самое главное орудие. Любовь и прощение.

- Тему любви затронули. Научиться этому можно или это дается?

- Это в комплексе, когда и воспитывают правильно любить, потому что иногда любовь приходит к тем, кто не умеет любить. Вот он просто любит, но понимает по-своему и считает, что раз он любит, значит, ему должны подчиняться. Все-таки вы знаете, это, наверное, симбиоз двух этих субстанций: и воспитание, и все-таки божий дар. Счастливый тот человек, к которому эта любовь пришла. Даже если взять двоих: один любит, один не любит – счастливее тот, даже если его не любят, и любовь безответная, счастливее тот, кто любит.

- Один любит, другой позволяет себя любить.

- Счастливее тот, кто любит и это мы должны четко понимать.

- Семейные отношения – это счастье или это каждодневный труд?

- Опять тот же симбиоз. Это два в одном. Это и великий труд, потому что человек не может быть каждый день в одинаковом настроении, го труд заключается в том, что, когда он в гневе, когда он расстроен, когда у него что-то не получается, ему просто все не нравится, вот тут можно трудится над собой: не вылить гнев на кого-то, раздражение не выплеснуть на кого-то, потому что получишь ответное. Вот это большой труд.

- В чем причина, к сожалению, все увеличивающегося количества разводов? Чего не хватает сейчас молодым людям, и что бы вы, может быть, им как мать посоветовали?

- Вы знаете, я бы посоветовала все-таки дорожить семьей. Легкое отношение к браку, заключение гражданских браков я расцениваю иногда как, может быть, как некий элемент безответственности. Потому что очень легко: не понравилось, не сошлись характерами и разбежались, и не надо эти судебные процессы. Да, это ваше право, это ваш выбор, никто не может запретить и после этого выступления не рассчитываю на то, что вы все побежите заключать брак, но вы должны прекрасно понимать, что, если вы действительно любите человека и, если вы ответственны перед ним и хотите с ним разделить жизнь, а не просто провести время, вы должны четко понимать и должны об этом договориться. И вы должны понимать, что появится ребенок и юридическое оформление отношений и отношений как отца и матери к этому ребенку, и следующее от этого другие права ребенка, в том числе и имущественные, и ответственность за него, пока он не станет сам самостоятельным гражданином, это большое чувство ответственности. Юридическое заключение брака – это подтверждение того, что у него очень серьезные отношения, что он ответственен перед человеком, с которым связывает жизнь, а легкое безответственное отношение отразится и на ребенке, и на потомстве, и на нее, и на него самого же.

- Спасибо большое, Загипа Яхяновна, за интересное, подробное интервью и удачи в вашей работе!

Вчера

21 сентября

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире