{metadescription}
Человек, которого нет, три года живет в Бурабайской больнице
Человек, которого нет, три года живет в Бурабайской больнице

Человек, которого нет, три года живет в Бурабайской больнице

Человек, которого нет. 36-летнего инвалида в Акмолинской области просто не существует по документам. Сначала он оказался на улице, потом над мужчиной сжалились врачи. В местной больнице он и живёт уже три года. Ночует в ванной комнате, а дни коротает в коридоре. Медики оповестили об этом все ведомства, но дело так и не сдвинулась с мёртвой точки.

Бурабайская районная больница. Все здесь уже привыкли к мужчине в инвалидной коляске. Жанарбек Жанайдаров три года живёт в отделении терапии. Коридор стал для него домом, а пол ванной комнаты – кроватью.

- Все боятся об этом говорить. Сколько возмущались, что его некуда... Тоже человека жалко. Никому дела нет до него.

До того как Жанарбек оказался в этих стенах, он жил на улице. Там бродягу и настиг инсульт. После удара мужчину почти парализовало. Отказал речевой аппарат. Тогда его и привезли в районную больницу, которая стала для него домом. Выставить калеку врачи не могут. Говорят: не проживёт и нескольких дней. Найти же инвалиду другой приют стало непосильной задачей. У Жанарбека нет ни одного документа.

Нурали Тургынбаев, зам. главного врача Бурабайской районной больницы:

- Вообще нет документов, я не знаю, где они. Родные от него отказались, не хотят забирать. Все социальные службы в курсе, но никто не реагирует.

Эта кипа бумаг – письма с просьбами помочь Жанарбеку. Писали в инстанции, обращались и к прокурору. Но инвалид до сих пор в больнице. В отделе соцзащиты от врачей требуют документы. Но судя по базам данных, Жанарбека Жанайдарова просто не существует.

Канат Кожагулов, зам. руководителя отдела занятости и соцпрограмм Бурабайского района Акмолинской области:

- По запросу, сделанному в ГЦВП, нам предоставили документы матери. В её деле пенсионном по рождению детей нет Жанайдарова.

Самое непостижимое, что мать мужчины жива и здорова и живет там же, в Бурабае. По её словам, Жанарбек родился в России, но никаких документов на руках у неё нет. Уверяет: матерью-кукушкой стала вынужденно. Сына-инвалида просто не на что содержать.

Раш Жанайдарова:

- Как я могу сказать, что это не мой ребенок? Конечно, он мой сын. Но у меня абсолютно нет средств, чтобы содержать его. Я сама живу в съёмной квартире.

Врачи направили запрос в российский Курган, где родился мужчина. Это последняя надежда. Ответа медики ждут уже больше года, но всё же надеются его получить. Иначе человек без прошлого Жанарбек станет ещё и человеком без будущего.

Вчера

04 декабря

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире