{metadescription}
«Большой террор» - на КТК вспомнят узников Карлага
«Большой террор» - на КТК вспомнят узников Карлага

«Большой террор» - на КТК вспомнят узников Карлага

В это воскресенье в Казахстане отмечают день памяти жертв политических репрессий. Потомки тех, кого обвинили в измене родине, вспомнят своих отцов, матерей, дедушек и бабушек.  По официальным данным, в годы сталинских чисток только в Казахстане были осуждены 100 000 человек, расстреляны – 25 000. Команда «Главной редакции» изучила эту эпоху и уже в понедельник представит документальный фильм «Большой террор».

Их уводили ночью…  Из застенок НКВД большинство не вернулось. Шел 1937 год. Уже прошли две волны репрессий: сначала красный террор, потом – борьба с кулаками. После убийства Кирова в стране Советов началась охота на заговорщиков: японских и немецких шпионов, троцкистско-бухаринских оппозиционеров. Конечно, противники Советской власти были. Но зачастую под эту категорию попадали те, кто верой и правдой служил стране.

Клавдия Бабаева, узница АЛЖИРа:

- О-о-о, он был большой поклонник Сталина, чего нельзя сказать обо мне. Мы с ним всегда были в ссоре из этого. Это был самый преданный человек. В 38 лет расстреляли мужика. За что?

В алматинском Архиве Президента хранятся рассекреченные документы той эпохи. Это свидетельства страшного времени доносчиков, палачей, надзирателей. Времени волков и их жертв. Внушительная папка «Компроматы на коммунистов» от 7 июня 37 года. Свыше 200 страниц.  В большой стране люди были под большим колпаком.

Борис Жапаров, директор Архива Президента РК:

- Тоталитарная система недоверия, слежки друг за другом касалась не только рядовых членов Коммунистической партии, касалась и руководителей партии. Сам Мирзоян говорил Габиту Мусрепову, когда он приходил к нему со своими проблемами, жаловался и говорил, что он честный коммунист и делает все по совести, тот говорил ему: мы все знаем, мы все контролируем. Но в то же время сам Мирзоян тоже находился под контролем.

Не избежал этой участи первый казахский банкир Тюрябек Османов. В 36-м его назначили заместителем управляющего Госбанка. В числе заслуг – создание первого финансово-кредитного отдела в стране. Османова обвинили во вредительстве в системе Госбанка. За ним пришли в 37-м. Дома в тот момент были жена и три дочери.

Зарема Османова, дочь Торябека Османова:

- Нас разбудил, и он говорит: «У меня никакой вины нет, я ни в чем не виноват, это просто ошибка, видимо, не беспокойтесь, я, может, вернусь». Он тогда, видимо, был так уверен  в себе, что он честный, работал, никаких это… И так его и не вернули. 

Его расстреляли, а Фатиму Османову отправили в Акмолинский лагерь жен изменников родины – АЛЖИР. Это крупнейший женский лагерь в СССР.  Он был рассчитан на 8 000 заключенных, но за годы существования через него прошли 20 000 человек. Женщины жили в тяжелых условиях, работали с утра до ночи. Дети находились с мамами только до трех лет. Потом их отправляли в детдома.

Роза Абдулахатова, дочь репрессированных:

- Мы не знали, что такое ласка, мы не знали, что такое теплое слово. Мы ходили как растения, понимаете.

Самая большая точка ГУЛАГа в Казахстане - Карагандинский лагерь. Здесь сидели и уголовники, и политические заключенные. В Карлаге свой срок отбывали сын Анны Ахматовой ученый Лев Гумилев, Наталья Сац – основатель алматинского ТЮЗа, зоотехник Анна Ланина, которая вывела казахскую белоголовую.  Но сидели здесь и простые люди. Леонид Старикович – сын заключенных Карлага. Владимир – из Беларуси. Елизавета – донская казачка. Их посадили в 37-м, но они были в разных отделениях и никогда не встречались. Освободившись, остались в Казахстане. А познакомились на танцах.

Леонид Старикович, сын узников КАРЛАГа:

- Отца, мало того что он 10 лет отсидел, и еще при НКВД отмечался. Он хотел уехать на родину вместе с матерью, а его не отпускали, не давали документы. И еще при НКВД была бумага, что он был несвободный, не выездной. 03.15 Родителям стыдно было перед детьми, не говоря уже перед посторонними людьми. Но в особенности перед детьми. Мать спрашивал: за что тебя? А ни за что, сынок.

Эпоха большого террора закончилась со смертью вождя. А после XX съезда, на котором Хрущев впервые рассказал о культе личности Сталина, началась реабилитация. Только тогда люди смогли узнать о судьбе своих близких. С августа 37 по ноябрь 38 в СССР арестовано свыше полутора миллионов человек, расстреляно почти 700 000. Все это – страшные страницы нашей истории. Ничего нельзя изменить, но нужно помнить. И мы вспомним о жертвах и палачах в документальном фильме «Большой террор». 1 июня в 21.40.

Вчера

19 апреля

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире