{metadescription}
ЭКСКЛЮЗИВ: Сын Каната Садуова, заживо сжёгшего жену, требует алименты от отца-убийцы
ЭКСКЛЮЗИВ: Сын Каната Садуова, заживо сжёгшего жену, требует алименты от отца-убийцы

ЭКСКЛЮЗИВ: Сын Каната Садуова, заживо сжёгшего жену, требует алименты от отца-убийцы

Сын Каната Садуова – того самого, что два год назад заживо сжёг свою супругу, требует от отца-убийцы алименты. 23-летний парень хочет обязать преступника работать в тюрьме – где Садуов, по решению суда, проведёт 18 лет. Год назад городской суд Астаны определил Садуову сумму ущерба за содеянное – 11 миллионов тенге. Однако своим четверым детям поджигатель не выплатил ни копейки.

Скупо, нехотя и очень холодно говорит Талгат Садуов об отце. О том, кто два года назад превратил их жизнь в ад, забрав у четверых детей мать. Боль не утихла, говорит Талгат, но думать сейчас нужно о другом: о несовершеннолетних братишках и сестрёнке. Им и близким родственникам, по решению суда, сжёгший свою супругу Канат Садуов должен 14 миллионов, включая алименты. 

Талгат Садуов:

- После того как отец мать убил, сейчас вопрос в том, что он сидит в тюрьме, и, со слов судебного исполнителя, я вчера с ним разговаривал, он говорит: он не будет работать. Он и не работает. Он говорит: через 2-3 года он выйдет за хорошее поведение. Ну как такое может быть?

До той страшной трагедии  Светлана и Канат Садуовы уже были разведены. И уже тогда поджигатель не считал нужным платить алименты. По словам сестры погибшей, частные судоисполнители прямым текстом говорят: дело гиблое. Платить преступник не будет.

Айгуль Дарменова, опекун:

- Я считаю, что он сейчас лежит и государственный хлеб ест бесплатно, а каково детям? Девочка пошла в первый класс и говорит: как мне мамы не хватает…  Я хочу, чтобы проконтролировали или что. Из КТК или вышепоставленные чиновники, чтобы эту ситуацию решить и помочь детям.

Всё, что сегодня есть у детей – этот дом. Родные погибшей предполагали, что именно из-за него Канат Садуов сжёг жену заживо. Так это или нет, сказать сложно – на суде поджигатель вину свою не признал. А дом этот Талгат до сих пор не может продать. Юристы разводят руками: обязать работать заключённого нельзя по закону. Но сдаваться нельзя.

Олег Корчагин, юрист:

- Она может подать в суд с заявлением о выдаче судебного приказа. Для этого нет необходимости приглашать ответчика. Если он не работал последние 3 года, то расчёт будет происходить из среднемесячной заработной платы РК. А за тот период, когда он не работал, а находился в местах лишения свободы, расчёт задолженности его будет исчисляться из 1 МРП, что значительно меньше за каждый месяц.

Сейчас трое несовершеннолетних Садуовых живут в съёмной квартире в Петропавловске. Их тётя Айгуль Дарменова ради них переехала из деревни в город. Из четверых детей молодцами держатся старшие – на них ответственность за 7-летнюю Арину и 9-летнего Армана, который до сих пор на слово «мама» реагирует очень болезненно.

Как реагирует на происходящее сам Канат Садуов, неизвестно. Он сидит в колонии строгого режима в Карагандинской области. Заключённый воспользовался конституционным правом о неприкосновенности частной жизни. Говоря проще, идти на контакт Садуов не желает. Хочет или нет, а главное, будет ли он помогать своим детям, до сих пор неясно. 

Вчера

13 ноября

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.