{metadescription}
Не вскрывать: презумцию согласия при изъятии органов считают незаконной
Не вскрывать: презумцию согласия при изъятии органов считают незаконной

Не вскрывать: презумцию согласия при изъятии органов считают незаконной

В Казахстане предлагают полностью пересмотреть закон о трансплантации! По мнению юристов, изымать органы после смерти человека без его официального согласия при жизни нельзя. Тогда как врачи уверены: презумпция согласия – это единственный выход. В стране остро не хватает доноров! По данным специалистов, в этом году ими стали всего 16 человек. А в пересадке нуждаются больше четырех тысяч пациентов. 

Историю Джемаймы Лэйзель вот уже пять лет обсуждают врачи и журналисты во всем мире. Смерть этой британской девочки спасла жизни восьми человек. Именно она стала первым донором, кто помог сразу стольким пациентам. У нас, говорят врачи, таких пока очень мало.

Равиль Ибрагимов, руководитель отдела урологии и трансплантологии Национального научного центра хирургии им. А. Сызганова:

- Если пример привести, то 2015 году было 22 донора со смертью головного мозга. В последующие годы по 16 доноров. Имеется определенная тенденция, но конечно, это очень ограниченное количество. Потребность в трансплантации внутренних органов очень большая по стране. Очень много людей, которым требуется провести пересадку органов.

За пять лет с  2012 по 2016 в Казахстане провели больше тысячи пересадок органов. Большинство – это почки, печень, сердце, легкие и поджелудочные железы. А с начала 2017 донорами стали всего 16 человек – это, говорят специалисты, примерно 50 спасенных жизней, тогда как в очереди стоят больше четырех тысяч пациентов.

Наши специалисты предлагают довести практику посмертного донорства до уровня западных стран. Например, в США разрешение на изъятие органов прописывается прямо на водительских правах. А у нас действует презумпция согласия. То есть фактически, если при жизни человек не написал отказ, после смерти его органы могут раздать другим. Официально заявить о своем несогласии можно в поликлиниках или на сайте электронного правительства. 

Серик Жариков, заместитель директора Республиканского координационного центра по трансплантации:

- Если у пациента будет констатация смерти мозга в медицинском учреждении, тогда по базе информационных систем здравоохранения врачи будут проверять наличие согласия или отказа этого гражданина на посмертное донорство.  В случае если есть согласие, изъятие будет проводиться.

И здесь даже мнения родственников умершего спрашивать не будут: запретить изъятие органов они не вправе.

Серик Жариков, зам. директора Республиканского координационного центра по трансплантации:

- Если человек при жизни дал согласие, родственникам будет об этом представлена информация о том, что при жизни человек дал согласие, и, несмотря на то, что родственники категорически против, врачи имеют право изъять органы у умершего для трансплантации в соответствии с презумпцией согласия. 

Однако презумпцию согласия считают незаконной юристы. Айман Умарова говорит, это напрямую нарушает права человека. Она предлагает полностью пересмотреть закон.

Айман Умарова, адвокат:

- Мы этот вопрос говорили всегда как юристы, да, поднимали. То есть автоматически по умолчанию получается. Понимаете, никто не должен распоряжаться моими органами. Если я сама при жизни не сочла нужным оставить такое завещание, да. Значит, по умолчанию не должно быть. Мое молчание, значит не согласна я. Молчание не должно быть знаком согласия.

Адвокат опасается, что активная пропаганда посмертного донорства может превратиться в бизнес. Мол, органами начнут торговать направо и налево. Но трансплантологи уверяют: такое просто невозможно.  Во-первых, смерть мозга констатирует не один врач, а несколько. И самое главное: для донорства может подойти далеко не каждый.

 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вчера

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире