{metadescription}
Родные сгоревших на трассе граждан Узбекистана думают, что они живы и находятся в рабстве
Родные сгоревших на трассе граждан Узбекистана думают, что они живы и находятся в рабстве

Родные сгоревших на трассе граждан Узбекистана думают, что они живы и находятся в рабстве

В Актобе началось главное судебное разбирательство по делу о трагической гибели 52 пассажиров двухэтажного автобуса. В областной центр из Узбекистана прибыли родные заживо сгоревших мигрантов. Несмотря на преклонный возраст и сложное материальное положение – почти все они пенсионеры и безработные - потерпевшие намерены присутствовать на каждом процессе. Все для того, чтобы, наконец, выяснить, кто виноват в смерти их сыновей и внуков.

Этого дня родные 52 пассажиров злополучного рейса ждали целых 8 месяцев. Признаются: им было не просто приехать из родного Узбекистана в совершенно незнакомый Актобе, где нет ни родных, ни знакомых. Говорят, были проблемы и с деньгами и со здоровьем, но для них важно узнать – кто же понесет ответственность за смерть сыновей и внуков. Для людей до сих пор загадка, как вообще такое могло произойти: целый автобус сгорел на трассе, а выбраться смогли лишь единицы.

Бахтияр Арипов:

- Уже 8 месяцев прошло. Ничего не в курсе. Мы хотим… Кто-то должен же за это отвечать, правильно?! Мы только знаем, что 52 человека исчезли. Так можно что ли?!

Оборджон Хакимов:

- Все закрыто было. Не показывали, не разрешали. Мы только закрытыми глазами гробы поставили. У нас не так получается.

Как ни парадоксально, но люди уверены, что их родные вовсе не погибли. Они считают, что сыновей и внуков где-то удерживают насильно и, возможно, даже эксплуатируют как рабов. Мысль кажется нелепой, но у граждан Узбекистана есть серьезный аргумент. Говорят, им не предоставили никаких доказательств смерти.  

Бахтияр Арипов:

- Вы считаете, что их где-то как рабов держат?

- Да! Думаем так. Тел нет. Никаких доказательств. Поэтому мы здесь. Результатов не давали никаких ДНК.

Несмотря на отчаяние, граждане Узбекистана все-таки пытаются держать себя в руках. Уверены, что в суде разберутся во всех деталях. Всего в Актобе смогли приехать лишь 11 родных погибших мигрантов. По их словам, еще 14 человек должны прибыть со дня на день. Для экономии все остановились в одной съемной квартире.

Юлдузхон Ганиева:

- Издалека с такими трудностями приехали сюда. И с такими чувствами, что наши дети все живы! Они не умерли! У одной женщины 2 сына. У меня сын и внук. Сейчас у моего внука работает телефон. До этого дня работает.   

Что это за загадочный телефон, который принадлежал одному из погибших пассажиров и продолжает работать – пока непонятно. Судья ответил, что по мере необходимости еще вернется к этому вопросу. Впрочем, загадок в этом деле и так достаточно. Многие неизвестные ранее детали, скорее всего, раскроют три чудом выживших водителя, которые сейчас находятся под следствием. Их арестовали почти сразу после ЧП. К слову, из Шымкента в Актобе приехали и их родные.

Нуршат Пернебекова, сестра подозреваемого:

- Я вас понимаю. Вы потеряли близких. И это очень печально. Но не надо во всем только водителей обвинять. Есть же еще два свидетеля – граждане Узбекистана. Они тоже все видели.

К слову, свидетели, которые как раз могли бы многое прояснить в страшном ЧП, подали ходатайство о рассмотрении дела без их участия. Причина столь странного поведения непонятна.

Напомню, ЧП произошло 18 января. По официальной версии автобус заглох, а водители, чтобы согреть салон, использовали паяльную лампу и уронили на нее баклажку с бензином. Вспыхнул пожар. У 52 пассажиров, которые в то время находились на втором этаже автобуса, не было шансов. Они погибли практически сразу, а три водителя и еще два пассажира выжили благодаря тому, что ехали на первом ярусе. Перед судом предстали шоферы, директор автопарка и механик. Владелец автобуса в бегах.

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.