{metadescription}
Директора КСК и механика судят за гибель 28-летней телеведущей
Директора КСК и механика судят за гибель 28-летней телеведущей

Директора КСК и механика судят за гибель 28-летней телеведущей

Перед актюбинским судом сегодня предстали обвиняемые в гибели 28-летней телеведущей, которая стала жертвой неисправного лифта. На скамье подсудимых – директор КСК и механик, который как раз накануне трагедии ремонтировал подъемник. Никто из них не хочет брать на себя ответственность за ЧП. Потерпевшие же требует наказать их по всей строгости.

5 месяцев родные трагически погибшей телеведущей Айзат Абдисамат ждали этого суда. Процесс затягивался из-за болезни одного из двух подсудимых. Механику, который накануне ЧП ремонтировал злополучный подъемник, проводили операцию на сердце. Сегодня он, пошатываясь, все-таки пришел на слушание.

Второй подозреваемый – директор КСК, на балансе которого состоит дом. Оба находятся под подпиской о невыезде. Со стороны потерпевших – супруг погибшей со своими  родителями и мать Айзат Абдисамат. Им с трудом удается сдерживать эмоции, но через силу приходится снова вспоминать все подробности страшного дня.

Кайыржан Еркасымов, вдовец: 

- Сказали, что женщина без сознания, ребенок плачет. Посмотрел, там щель была, узнал своих. Жена, получается… Я вначале подумал, что она лежит, как и все остальные соседи. А оказалось, ее зажало между этажами. И своими силами хотели вытащить как-то, открыть дверь.

28-летней Айзат Абдисамат не стало ровно 5 месяцев назад – 4 апреля. Женщина с дочкой собиралась подняться на лифте. Но двери подъемника внезапно закрылись, зажав женщину между первым и вторым этажами. Ребенок успел забежать и потом беспомощно кричал в кабине. Смерть Айзат наступила мгновенно.

По мнению следствия, трагедии можно было избежать, если бы директор КСК проконтролировал ремонт лифта. Накануне ЧП, после жалоб на неисправный подъемник, он как раз вызывал механика. Но работы, как выяснилось, проводились, как попало. Это и привело к смерти человека.

Асхат Сарсенбаев, гособвинитель:

- Проведя частичное ненадлежащее техобслуживание лифта, Акжанов и Жанабеков, не установив причины неисправности лифта, возвратили его в режим нормальной работы, проявляя свою преступную небрежность.

При этом механик вину не признает. А директор КСК пытается оправдать себя, мол, его дело было только пригласить специалиста. Сегодня председатель даже не мог ответить на вопрос: что такое шахта подъемника, путался в показаниях и вообще сожалел, что когда-то взялся обслуживать этот дом.

Кемел Жанабеков, подсудимый:

- При осмотре, при этом… я там не был. Потому что я доверял человеку, который знает лифты. Даже если бы я там присутствовал, даже я не знал бы, что он делает и как он делает. Даже некоторые механики есть, даже не показывают ничего.

Такое поведение подсудимых, разумеется, только раздражает семью погибшей. Родные требуют наказать виновных по всей строгости. Настаивать на какой-то компенсации они не собираются.  

Айша Толемисова, мать погибшей:

-  Мне не нужны никакие моральные, материальные компенсации. Пусть виновные в смерти дочери понесут справедливое наказание. Они довели до того, что трехлетний ребенок сейчас не может произнести слово «мама». Потому, что мать умерла на ее глазах!

По словам родных, после трагедии девочка замкнулась и старается вообще не вспоминать мать, словно боится вновь вернуться в тот страшный день. Сейчас она живёт с отцом. Семья сменила адрес и переехала в другую часть города.      

Вчера

21 сентября

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.