{metadescription}
Жертв сталинских репрессий вспоминают по всему Казахстану
Жертв сталинских репрессий вспоминают по всему Казахстану

Жертв сталинских репрессий вспоминают по всему Казахстану

Свыше 100 тысяч человек в Казахстане прошли через сталинские суды, 25 тысяч были расстреляны. Сегодня имена тех, кого потеряла наша страна в самые бесчеловечные годы истории, вспоминают в самых разных уголках республики. Казахстан отмечает День памяти жертв политических репрессий. Люди несут цветы к мемориалам, зажигают свечи и говорят о тех, кого не пощадила советская машина.  

Вместо могил холмы, где сотни растерзанных судеб. Мемориальное кладбище в Караганде хранит ужасную историю времён репрессий. В 30-х годах на этом месте находился крупнейший лагерь системы НКВД – Карлаг. Здесь в нечеловеческих условиях содержались политзаключённые со всей территории Советского Союза. На каждом – клеймо «враг народа». Спустя девять десятков лет их дети и внуки приходят сюда, чтобы вспомнить.   

У Раисы Ли сталинские репрессии отняли отца и мать. Их провозгласили врагами народа и переселили из Дальнего Востока в Караганду. Тяжёлые работы, голод и холод. Оба из застенков Карлага выбраться не смогли. Погибли. Раиса вспоминает, как лишь чудом удалось выжить ей.

Раиса Ли:

– Я родителей своих не знаю – ни матери, ни отца. Даже фотографии нет. Они умерли от тифа, от голода. Казахи наши друзья были. Когда очень было голодно, они нам всегда помогали. Подойдешь, стоишь, смотришь. Они: «Что ты смотришь? Кушать хочешь?» Последним делились.

Вместе с политзаключёнными сроки отбывали их жёны и дети. Через казахстанские лагеря смерти прошли 5 с половиной миллионов человек. И это только по официальным данным. Сколько на самом деле стали жертвами красного террора, до сих пор неизвестно. Суровых условий не выдерживало большинство. Хоронить погибших было негде. Сгинувших от болезней даже не считали. А их личные дела просто уничтожали.

Адилбек Султанов:

– Мой дед был первым секретарем Кызылкумского райкома партии. В 38-м году его забрали сотрудники НКВД. Никто из родных его больше не видел. Его застрелили и похоронили в овраге. Там не только он был, ещё 2500 человек. Мы до сих пор не знаем, за что. Подняли все архивы, но никаких данных нет.

Зинаида Выходцева не может сдержать слёз: в 30-е годы вся ее семья едва не погибла. Рассказывает: отца и мать вместе с сотнями других заключённых выгрузили из вагонов в степь. Так они оказались в Карлаге. В самую жару, без воды и еды. На помощь пришли казахи.

Зинаида Выходцева:

– Казахи приняли вот этих обездоленных людей бедных. Они помогали нашим обездоленным. Они жили голодно и холодно. Никакой одежды им не разрешили взять. Землянки строили из самана. И выжили, они были сильными духом, нам надо пример с них брать.

С цветами в руках и скорбью на лицах казахстанцы по всей стране вспоминают безвинно погибших в годы репрессий. Только в нашей стране по сфальсифицированным обвинениям осудили свыше 100 тысяч человек. Почти 25 тысяч расстреляли. За сухими цифрами – люди со сломанными судьбами. В то время стать врагом народа мог любой. Неугодное слово в адрес власти, нежелание подчиняться, упоминание о религии – с  непокорными боролись жёстко. Сталинская реформа разлучала, карала и губила. В то время не щадили ни богатых, ни бедных. Был уничтожен почти весь цвет казахской интеллигенции: Турар Рыскулов, Ахмет Байтурсынов, Сакен Сейфуллин, Ильяс Джансугуров. Мужчин, как и сотни других неугодных, расстреляли.

Пережить такое смог бы не каждый. Они смогли. Потому что были единым народом! 

О единстве в беде сегодня говорили немцы, корейцы, греки, татары и чеченцы. Все, чьих семей коснулась трагедия 30-х и 40-х. Ведь забыть такое невозможно и нельзя. Даже спустя почти век...

Вчера

18 октября

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире