{metadescription}
Ужесточить наказание для семейных тиранов предлагают общественники
Ужесточить наказание для семейных тиранов предлагают общественники

Ужесточить наказание для семейных тиранов предлагают общественники

В каждой третьей казахстанской семье есть свой тиран и свои жертвы. А с карантином ситуация стала еще хуже. Казахстанские общественники бьют тревогу и  просят депутатов внести в Уголовный кодекс статью о бытовом насилии. Нередко конфликты приводят к трагедии. Специалисты говорят, ежегодно в Казахстане 400 женщин становятся жертвами домашнего насилия. Этого можно избежать, если виновных станут привлекать к общественным работам. Еще сотрудники Союза кризисных центров уверены, агрессоров необходимо отправлять на курсы управления гневом. Предложения озвучили на международной акции «16 дней активности против гендерного насилия».

Алия Джангужина несколько лет прожила с мужем-агрессором. Нередко скандалы заканчивались побоями. Сначала он распускал руки, когда был пьяным, а потом стал уже и на трезвую голову.

Алия Джангужина:

– У него когда уже не находилось словесных аргументов, или еще что-то, или еще что-то, вот, допустим, злость – и он меня просто схватил и вытащил в окно. Я прямо уже увидела асфальт. Я тогда вообще ничего не успела понять.

Она обратилась в полицию. Прошел административный суд. Женщина обидчика простила. Наказанием для мужчины стал поход к участковому на воспитательную беседу. А после супруги снова сошлись. Он обещал исправиться. И действительно, стал любящим и заботливым мужем. Вот только ненадолго.

Алия Джангужина:

– Критическая точка наступила летом. В тот день он был выпивший, и он хотел ехать в город за рулем. Я, естественно, этому начала препятствовать – я спрятала ключи. Он меня на кухне начал толкать, швырять: «Отдай ключи». Он меня зажал в углу и наносил удары по лицу.

Защититься Алия пыталась скалкой. Но супруг выхватил ее из рук и пытался ударить женщину.

Алия Джангужина:

– Я не знаю, как это произошло, но я была зажата в углу, он мне наносил удары, замахивался скалкой. Я вот как-то автоматически рукой что-то стала искать, чтобы защититься. У меня в руке оказался нож.

Она нанесла удар и вызвала скорую. В центральной больнице Талгарского района сообщили: рана не смертельная, и отпустили домой. Но на следующий день снова госпитализация. Но уже в 4-ю городскую в Алматы. И здесь медики заверили, что жизни ничего не угрожает. Через несколько часов мужчина скончался. Сейчас ведется следствие. Алия находится под подпиской о невыезде. Общественники говорят: трагедии можно было избежать, если наказание для домашних тиранов было бы жестче.

Зульфия Байсакова почти 20 лет помогает женщинам, которые оказались жертвами в собственной семье.

Зульфия Байсакова, директор кризисного центра для жертв бытового насилия г. Алматы:

– На мой взгляд, то, что сегодня есть, – это неадекватное наказание. Извините, он постоянно над тобой измывается. Мало того что в общем влияет физически, он еще физически подавляет, экономически контролирует. И все это в совокупности приводит к тому, что этому человеку, этому агрессору дают только предупреждение.

Еще тирану грозит штраф, а в крайнем случае – 15 суток в изоляторе. Но легкое наказание приводит к тяжелым последствиям. 400 женщин в Казахстане ежегодно погибают в домашних драках. Нужны срочные изменения в законах, уверены общественники.

Зульфия Байсакова, директор кризисного центра для жертв бытового насилия г. Алматы:

– В Уголовном кодексе должна быть отдельная статья «Насилие в семье». И там, в зависимости от степени телесных повреждений, должны быть разные формы наказания. При этом необходимо обязательно ввести прохождение обязательных курсов, значит, психологических, психосоциальных, по изменению поведения у агрессоров. И при этом – обязательные общественные работы.

Казахстанки стали чаще жаловаться на бытовое насилие. Об этом рассказали на международной акции «16 дней активности против гендерного насилия». За время пандемии количество конфликтов в семье выросло на 40%. В Союзе кризисных центров говорят, сегодня жертвы находят убежище в социальных приютах. Сейчас там остается около 7 тысяч женщин. И каждая из них ждет изменений в законе. А еще нуждается в юридической помощи и общественной поддержке.

Смотрите нас в YouTube! Читайте в Facebook, Instagram и Telegram!

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вчера

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.