{metadescription}
Борьба за ребенка: скоро решится судьба сына Гульжан Килибаевой

Борьба за ребенка: скоро решится судьба сына Гульжан Килибаевой

Заберут двухлетнего сына у алматинки Гульжан Килибаевой или нет? Что решит суд, и какие экспертизы еще необходимо провести? Юрист Хорлан Касен, которая представляет в суде интересы Килибаевой, рассказала, от кого все это зависит.  

Уже второй год продолжается противостояние родной и приемной матерей малыша Жениса. Обе желают растить и воспитывать Жениса (по имени, кстати, вопрос спорный). Разница лишь в том, что Гульжан хотела и хочет любить и заботиться о нем, а родная мать – Зухра Исахова – уже трижды от него отказывалась (в письменной форме). Ребенку уже два года, Гульжан Килибаева приняла его в свою семью в пятимесячном возрасте, в тот момент он больше никому не был нужен, да и здоровье у него слабое… Приемные родители дали свое имя мальчику – Сейдилда, но в документах он еще пока значится как Женис Исахов.

Сейчас дела обстоят так: биологическая мать подала иск с требованием отменить опеку Гульжан Килибаевой в отношении мальчика (усыновленным по всем правилам он так и не стал – Ред.). Рассмотрение было назначено на 14 февраля, но суд перенес дату на 7 марта. А вчера стало известно, что она изменена – на 21 февраля. Не важно, на какое число, главное – почему суд решил отсрочить процесс.

«Отложили элементарно, потому что они должны будут по нашим ходатайствам более или менее полные ответы предоставить. И это время нужно не для нас, а для суда. А мы еще раз проштудируем документы и подумаем, что еще будет возможно», - сообщила Хорлан Касен. 

Но дополнительное время будет использовано и для других дел. Юрист сомневается в наличие послеродовой депрессии у Зухры Исаховой, на которую она ссылается, объясняя свои предыдущие отказы от ребенка. Хорлан Касен говорит о необходимости проведения новой психолого-психиатрической экспертизы. По ее словам, первую проводил специалист, который не имел медицинского образования.  

«Эта экспертиза как раз таки и подразумевает спорный вопрос, есть ли послеродовая депрессия у биологической матери. И чтобы не говорили, что мы хотим только их сторону обследовать, пусть наша сторона тоже обследуется. Мы хотим, чтобы другие специалисты убедились, чем чревато отбирание ребенка с передачей совершенно чужому человеку, пусть даже они и являются кровными родственниками, – продолжила юрист, отметив, что у нее на руках, кстати, уже есть результаты ранее проведенной  экспертизы. – В нашем случае, когда сторона Килибаевой приглашала психолога, это было обследование как в доме, так и на другой территории. Ребенок был рассмотрен со всех сторон – и привязанность, и обстановка, привычность или непривычность. Заключение было предоставлено уважаемому суду, чтобы приобщить его к делу».

Судебное заседание по иску Зухры Исаховой, добавила Хорлан Касен, было отложено не только из-за этой экспертизы.

«Конечно, были удовлетворены некоторые из наших ходатайств, но не все. Было вообще два процесса: первый по лишению родительских прав биологической матери, чего суд не принял во внимание и отказал нам, и второй по отмене опеки у Гульжан – это совершенно разные вещи. Была большая ошибка суда первой инстанции: когда с заявлением об усыновлении обратилась Килибаева Гульжан, ей вернули документы и не приняли их, сказав, что вчера появилась биологическая мама. И тогда в присутствии Гульжан судья позвонил специалисту по опеке и попечительству, и они предложили ей подать заявление на биологическую мать о лишении родительских прав. Хотя Гульжан и имеет на это право, но делать должна было не она, а тот специалист по опеке. Они просто так спихнули «тактично»…

Они свою ошибку не хотят воспринимать. Судьи. И ссылаются на прерогативу в усыновлении за биологической матерью и ее родственниками. И только городская прокуратура изучила дело изнутри и стала писать апелляции», - пояснила Хорлан Касен. Она также, как представитель интересов Килибаевой, сообщила, что просит суд разобраться, имеется ли у биологической матери постоянная работа, и каково состояние ее пенсионных отчислений.

Сама Гульжан Килибаева, по ее признанию, живет в постоянном ожидании того, что ребенка заберут. У юриста же есть основания думать, что на самом деле не все так мрачно.

«Общественность поднялась, и многие опекуны именно в Алматы уже боятся брать детей под опеку. Есть случаи, и мы об этом тоже петиции писали в Генеральную прокуратуру, товарищу Асанову. Генпрокуратура – это наш последний, единственный шанс, чтобы дело вернули в суд первой инстанции! Там мы могли бы уже побороться, будет 100%-я возможность для этого, и доказательства есть», - резюмировала Хорлан Касен.

Если подвести краткий итог этого скандала к сегодняшнему дню, разбирательство по существу может возобновиться. И на этот раз под более пристальным вниманием всех вовлеченных в него госорганов. Напомним, все суды, через которые стороны прошли за последние полтора года, завершились в пользу Зухры Исаховой. Ситуацию не изменило даже кассационная жалоба Килибаевой в Верховный суд. Теперь же Фемиде придется считаться с новыми ходатайствами, но юрист пока не может сообщить всех деталей.

В завершение добавим, что мальчик Гульжан Килибаевой достался с непростым диагнозом «гипоксическая ишемическая энцефалопатия», который еще называют ишемией головного мозга (виной всему то, что во время беременности пуповина обвилась вокруг его шеи – Ред.). Ребенку посчастливилось с лечением, которое ему обеспечила приемная мама. Иначе у него были бы нарушения в ряде функций организма, что сказалось бы на общем развитии. Кстати, даже имя – Женис – ему дала не родная мать. После того, как она от него отказалась, это пришлось сделать врачам роддома. Но это, видимо, уже в прошлом, сейчас он откликается на имя Сейдилда. 

Вчера

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире
Для просмотра требуется поддержка flash и javascript.