{metadescription}
Семья и школа: кто виноват в агрессии детей

Семья и школа: кто виноват в агрессии детей

Отчего поборы в школах? Нужно ли упразднить департаменты образования? Кому и насколько поднимают зарплату? Чему нас учат семья и школа? Об этом прямо и откровенно, по-партийному принципиально рассказала депутат Мажилиса Ирина Смирнова.

- Ирина Владимировна, не может не волновать то, что происходит с подростками сейчас. Слишком много насилия: это и убийство, и драки. Скажите, пожалуйста, что происходит с молодыми ребятами? Чего им не хватает, на ваш взгляд?

- Проблемы, которые вы называете, волнуют общественность. Многие пишут, драки были всегда, были кулачные бои – это идет становление мужчины. Но всех озадачивает то ожесточение, то остервенение, с которым происходит драка, уровень возросшей агрессии. Мы видим: падает ребенок, и на этого ребенка прыгают сверху, бьют по голове ногами. С каким-то удовольствием наблюдают за тем, как ребенок, которого выбрали жертвой, боится, упиваются этим моментом.

- Что приводит к такому результату? 

- Нужно понять всю цепочку, где происходит воспитание. Сначала в семье, потом в коллективе, там еще что-то, общественные институты разные. В семье в настоящее время есть множество проблем. Почти 30% наших семей сегодня разводятся. Причем не только молодые семьи, но и семьи, где уже люди взрослые. В семье в самой происходит какая-то трансформация. Если раньше мы говорили, что семья в большей части создавалась по любви и люди, не имея ничего, соединялись между собой, растили своего ребенка и не думали над тем, насколько они были богатыми или бедными. Опросы показывают, что сейчас интересы совсем другие. Соединяются для того, чтобы соединить богатства двух семей.

- Бизнес-проект фактически.

- Да, это бизнес-проект. Не всегда бизнес-проект бывает плохим в семье. Но когда во главе ставятся только деньги, прибыль, и если этой прибыли не получается, уже ничего не остановит этот неудачный бизнес-проект прекратить, даже появившийся ребенок. Я считаю, что первостепенную роль должна везде играть любовь. Состояние семьи сегодня вызывает тревогу, и ждать, что семья сегодня воспитает ребенка такого, как хотело бы общество... Во-первых, надо понять, какой ребенок сегодня нужен обществу, как общество понимает вообще то, каким должен быть ребенок? Ведь некоторые семьи в своих объятиях просто удушают ребенка. Они не дают ему никакой возможности развиваться самостоятельно. Ребенка водят везде за руку, например, бабушка до девятого класса водит мальчика в школу, и мальчик не знает абсолютно никаких сложностей жизни. Неумение коммуницировать одного ребенка с другим ведет к тому, что ребенок, который находится не под опекой, который свободен и знает проблемы жизни, он может оказаться в этой ситуации сильнее. 

- Что формирует, на ваш взгляд, современных детей? Что влияет на них, возможно, гораздо больше, чем мы и чем школа? 

- До недавних лет, в особенности до Единого национального тестирования, у нас как рассматривалось, какая школа хорошая? Та, где хорошее воспитание. Затем наступила эра национального тестирования, все ценности поменялись и воспитательный процесс стал совершенно неинтересен ни школе, ни учителю, ни родителям. Сам воспитательный процесс как таковой ушел из школы. Детям некогда, они занимаются, им нужно идти к репетитору. Очень важно, что два года назад Министерство образования и науки приняло эпохальное решение вывести ЕНТ вообще из стен школы. Школу заканчивают экзаменами, и наконец-то образование может вернуться в то ложе, где каждый предмет представляет собой ценность. 

- Вообще, как можно без личного контакта с ребенком оценить его уровень? Да, он может не знать какую-то там дату, но при этом обладать прекрасными способностями. 

- Безусловно, там выигрывают только те, у кого очень хорошая память и такое прямолинейное мышление, а креативный ребенок, ребенок с творческими способностями обычно нет. Наконец-то два года назад все встало на свое место, но так как уже разрушен процесс, то нужно его восстанавливать и как-то менять, то есть в связи с изменением содержания образования, подходов к образованию нужно менять и подход к воспитанию.

- Часто говорят об имеющих до сих пор место поборах в школе. В чем, на ваш взгляд, первопричина? 

- Надо различать межу собой поборы и добровольные взносы. Конечно, хотелось бы, чтобы школа была настолько хорошо финансирована, чтобы не было никаких, но по многим моментам средств не хватает, невозможно купить какие-то мелочи в школу, на обслуживание. 

- А в Министерстве говорят, что все в достатке. 

- Нет, однозначно, на многое не хватает, например, на ремонт, который производится по окончанию каждого года: средств не хватает и тогда уже каждый выкручивается, как может. Какие-то родители сами делают ремонт. Здесь, мне кажется, очень хороший проект, уже внедренный Министерством образования и науки – это подушевое финансирование. Крупные школы, в которых учится больше тысячи детей, таким образом очень хорошо финансируются, минуя промежуточные ступени, которые были раньше. Сейчас во всех школах созданы попечительские советы. Если они будут участвовать в распределении бюджета, и бюджет будет распределен правильно, денег, скорее всего, хватит на весь образовательный процесс. Я согласна с предложением Дариги Нурсултановны о том, что некоторые структуры, некоторые районные отделы образования, которые играют роль курьера между вышестоящими и нижестоящими, совершенно не нужны. 

- Скажите, пожалуйста, чему нужно учить детей? 

- Нужно учить их самостоятельности, добрым взаимодействиям между собой, альтернативным взаимодействиям в решении спорных моментов между ними. Есть семьи, которые так и воспитывают своих детей, но есть семьи, которые эго своего ребенка настолько развивают, что он считает, будто мир вращается вокруг него и все ему обязаны. Когда он находится в коллективе и ведет себя так, это не приемлемо. Люди считают такое поведение унижающим всех остальных, и такой ребенок может подвергаться буллингу. Родитель, который полагает, что он своим давлением на этот коллектив, своим внедрением в их деятельность, может что-то изменить, ошибается. На самом деле этого не происходит, и тогда родителю приходится либо забирать ребенка в другой коллектив. Мы знаем много таких детей, которые кочуют из школы в школу, и каждая школа им плохая. 

- Вот на ваш взгляд, молодые люди отдают предпочтение друг другу, заключают браки, придерживаясь каких критериев? 

- Вот, как рассказывает молодежь, в первую очередь это финансовый интерес: если у парня есть машина, квартира, он может сводить девушку в ресторан, то для нее это становится приоритетнее, чем тот парень, который не может этого сделать. И парень оценивает девушку по тем же критериям. Человек не думает, что он сам что-то должен дать взамен, что если ты с кем-то воссоединяешься, то ты должен соответствовать. Я бы, конечно, порекомендовала, чтобы семья создавалась по любви, потому что жизнь настолько длинная.

- Любовь, скажут, может быстро пройти, и что останется? Снова по любви потом? 

- Нужно работать, чтобы эта семья продолжала жить. Я полагаю, что сейчас совершенно правильное решение принимается, что при ЗАГСах, органах, в которые подаются заявления, должны работать психологические службы, которые должны рассказать семье о совместимости раз, о том, что такое вообще семья, насколько все «сладко». Я считаю, что все мы ответственны за то, что происходит. И когда сейчас Министерство внутренних дел говорит о том, что нужно ужесточить требования, что нужно снизить возраст правовой ответственности с 14 до 12-ти лет, я не считаю, что это правильно. В том, что происходит, виноваты все мы. Виновата семья, виновата школа, виновато общество, которое все это допустило. Ведь посмотрите, ребятам некуда пойти, досуги не организованы, они не могут заниматься дополнительными вещами, заниматься тем, что они любят, потому что почти все платное. Наша ответственность в том, что мы позволили детям находиться оказаться без надзора. Родители зарабатывают деньги и заняты тем, чтобы зарабатывать деньги день и ночь.

- Много говорят о необходимости повышения зарплаты учителям. В Министерстве объясняют, что теперь есть механизмы, которые позволяют это делать. Во многом это зависит от директора школы. На ваш взгляд, насколько эффективна эта мера и позволяет ли она действительно повышать зарплату учителям? 

- Повышение заработной платы учителям предполагается через аттестацию. Само по себе проведение аттестации достаточно экстремально. Я считаю, что аттестация не дает точного ответа, какой учитель является лучшим. Порой менее квалифицированным, молодым учителям, которые только пришли, легче пройти аттестацию, в то время как учитель со стажем, который работает очень качественно, но не прошел курсы по обновленной программе, не может пройти эту аттестацию. 

- В прошедшем году насколько увеличены зарплаты? 

- В зависимости от того, как они заявили, на 30, 50 или 70 процентов к основному окладу. Это чувствительно, но для того, чтобы учителю получать на уровне средней заработной платы по стране в 160-170 тысяч тенге, нужно быть очень квалифицированным, пройти аттестацию, проработать достаточно приличное время и работать на не менее 1,5 ставки. 

- Как вы считаете, учитель – это долг или профессия? 

- Это служение. Для меня это самая любимая профессия, самое любимое дело, и это, безусловно, служение. Ты ему отдаешься полностью, без остатка. Дети просто замечательные сейчас. С ними работать очень хорошо, если бы родители не оказывали отрицательного воздействия. 

- Родители считают, что виновата школа. В школе говорят, что виноваты родители.

- И там, и там не дорабатывают, но ответственность в любом случае больше всего у семьи. Потому что каждый ребенок – мой собственный ребенок, я ответственная за него, но так как мы – общество, мы – единая страна, мы все ответственны за наших детей, и то, что сейчас происходит с оптимизацией дополнительного образования, я считаю огромной ошибкой. Нельзя оптимизировать любое дополнительное образование, которое уже создано. Создать намного дороже и труднее, чем поддерживать то, что есть. Нужно сохранить всех педагогов дополнительного образования. 

- Нужно сохранить как можно больше путей реализации ребенка, как личности. 

- Да, причем бесплатно для ребенка. Пусть они будут платными для государства, они не настолько дорого стоят. Нужно все сохранить, ничего нельзя оптимизировать. Нужно только создавать новое и давать возможность ребенку пробовать себя и давать возможность ему быть личностью, быть творцом и верить в себя. 

- Спасибо большое, Ирина Владимировна, за интересное интервью и удачи в вашей работе!
 

Вчера

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире