{metadescription}
Айкын Конуров: Новое поколение растет абсолютно другим

Айкын Конуров: Новое поколение растет абсолютно другим

Почему мы до сих пор пожинаем плоды либерализма 90-х? Каким растет новое поколение? Почему медленно развивается производство?  Разница в ценах, в чем причина? Что должно быть у госслужащего? Что нужно предпринимателям? Что считают товарищи-коммунисты? Обо всем этом в эксклюзивном интервью телеканалу КТК рассказал руководитель фракции «Народные коммунисты» в Мажилисе Парламента РК, член Комитета по аграрным вопросам Айкын Конуров.

- Айкын Ойратович, спасибо, что Вы нашли время ответить на вопросы наших телезрителей. Итак, депутаты вернулись из рабочих поездок, регулярных встреч с избирателями. И одна из главных тем – это послание главы государства. У Вашей партии особое мнение, особый взгляд. Скажите, пожалуйста, о чем чаще всего спрашивали люди? Каким образом, на Ваш взгляд, продвигается реализация пяти социальных инициатив главы государства? Какие проблемы существуют?

- Вы знаете, людей мало интересует внешняя политика, внутренняя политика, больше интересует благосостояние семьи, спокойствие, безопасность.

- На что, собственно, и направлены инициативы главы государства и послание. Как раз в названии фигурирует дальнейший рост благосостояния.

- Да, это благосостояние, это рост доходов и, соответственно, качество жизни. Поставленные задачи на сегодняшний момент, во-первых, начали свою плановую реализацию, а во-вторых, благодаря тем цифрам, которые озвучил президент, они будут однозначно подкрепляться и денежной составляющей.

- Деньги есть, глава государства охватил полностью все сферы, интересующие людей, там и ЖКХ, и социальные вещи, и коррупция, и здравоохранение, и медицина, и наука, и образование. План поставлен – 10% от ВВП,  достичь финансирования здравоохранения, образования, науки. Вместе с тем, важное значение уделено нравственной составляющей. Ведь что получается, мы можем себе позволить, несмотря на то, что происходит в мире, реализовывать грандиозные проекты за собственные незаемные средства. Экономика позволяет, есть человеческие ресурсы. Вместе с тем, к сожалению, мы видим: то там коррупционная составляющая, то там. Если не коррупционная составляющая, то уровень самосознания отдельных чиновников не позволяет им ставить общественное благо, интересы государства выше собственных интересов. Как происходит и насколько, на ваш взгляд, сейчас это опасно? Мы не скрываем в отличие от того, что происходит на Западе, коррупция там очень серьезная. Они считают ее угрозой национальной безопасности, сотни миллиардов евро, долларов, но вместе с тем, они стараются это не показывать, чтобы создавать иллюзию благополучия. Мы честно показываем наши системные меры и вместе с тем уже то сотрудники посольства подозреваются, то правоохранители. Глава государства поднял в послании очень серьезный блок вопросов, связанный с судебной системой, с правоохранительной системой. В чем проблемы нематериального характера, которые могут помешать динамичной, интенсивной реализации всех направлений?    

- В любых отношениях, будь это семейные, будь это большая политика, большая экономика главное – это доверие. Я думаю, что глава государства добивается того, чтобы наша государственная служба завоевала доверие наших граждан.

- То, что заключено в названии «государственный служащий», есть понимание необходимости служения государству, а не служения себе.

- Общаюсь на выездах с разными людьми и в большей степени есть такое понимание, что в Казахстане бытовая коррупция фактически искоренена.

- Вы имеете в виду, что на дороге полицейские берут меньше, чем брали?

- Мы видим, что государство уже системно взялось за средний и высший эшелоны: планируемая реформа системы МВД, планируемая реформа системы судов. Транспарентность этих органов очень важна, потому что люди с каждым годом все выше и выше выставляют требования к государственной и законодательной службам, к нам – депутатам, к судебному и исполнительному институтам власти. Глава государства все понимает, он все это видит и, соответственно, выставляет определенные требования, иногда жесткие. В сегодняшних условиях, когда в принципе во всем мире турбулентные процессы, люди на встречах отмечают, что именно в Казахстане сохраняется стабильность, как в экономическом плане, так и в политическом.

- Совсем недавно произошла трагедия, которую мы считали более характерной для США: расстрелы в учебных заведениях. Когда дети расстреливают детей – это совершенно дикая ситуация. Скажите, пожалуйста, вообще процессы, в том числе и воспитание детей, воспитание под углом служения, насколько эффективны? Ведь мы часто видим, что попадаются за коррупционные правонарушения, преступления молодые люди, у которых есть образование, которые не нуждаются. У которых есть шанс войти в историю с хорошей стороны, шанс быть полезным людям и заслужить их доверие. Почему происходит, что вот так бездарно часто заканчивают свою карьеру, и вместо благодарности – насмешки, презрения людей, чего не хватает?

- К моему большому сожалению, мы сейчас пожинаем плоды той оголтелой либерализации, которая была на пороге 90-ых годов. И это молодые люди, которые впитали это в себя.

- Общество потребления получается?  

- Конечно, эта система была навязана, и в принципе либеральная философия гласит: что выживает сильнейший, и каждый за себя.

- Один обогащается за счет другого.

- Деньги любой ценой – это лежит в основе у либералов. И я думаю, что мы вовремя поняли это. На сегодняшний момент общество освобождается от этих людей, государство освобождается от этих людей. И я уверен, что новое поколение, которое уже выросло после 90-х годов, которое выросло уже в эпоху роста Казахстана, когда Казахстан ощутил себя полноправным членом мирового сообщества, новое поколение растет абсолютно другим.

- Здоровое, Вы имеете в виду.

- Я думаю, большая часть – это здоровое поколение, ребята, которые сейчас заканчивают институты, которые идут на госслужбу, мыслят совсем по-другому. Молодые люди хотят работать во благо страны. Работа, которая проводится на сегодняшний момент агентством по госслужбе – это транспарентность, это открытость, это работа с обществом; она будет привлекать сначала в эту структуру, потом на всю госслужбу тех людей, которые видят себя именно в этой системе координат.

- В служении.

- Конечно, такие люди есть. Их надо находить, поднимать, пестовать, ну, и, соответственно, материально обеспечивать. У государственных служащих должен быть хороший социальный пакет, достойная зарплата. Как отметил президент: из десятерых трое работают, эти трое должны получать хорошую зарплату.

- Именно эти трое. А остальные, получается, подобраны по принципу преданности, а потом спрашивают как с умных.

- Есть и преданные, и умные люди. Конечно, очень трудно подобрать таких людей, поэтому процесс должен быть объективным. Человек должен быть умным, человек должен быть патриотом, соответственно, государство должно понимать это и привлекать их на службу, на службу обществу.

- В очередной раз к нам приходили уточнять бюджет. Это уже в традицию превратилось. И очень много недоработок стратегического планирования, тактического планирования, очевидно, огромные суммы недоосвоены. На Ваш взгляд, что это такое? Отсутствие дисциплины? Отсутствие профессионализма? Отсутствие ответственности? Ведь когда мы видим, как в других странах изыскивают какие-то средства – вынуждены занимать. А всякие займы не всегда сказываются на степени независимости того или иного государства, которое потом вынуждено фактически ориентироваться на мнение кредитора. Мы, осуществляя эти социальные проекты за свои деньги, тем не менее, сталкиваемся с тем, что по вине тех или иных чиновников нет результата для людей. 

- В корне всех этих вопросов лежит безответственность. Дело в том, что если бы наши государственные органы отвечали за конечный результат, то…

- Персонально отвечали, в том числе.

- То, конечно они предпринимали бы все шаги для того, чтобы представить этот конечный результат и получить определенные бонусы от этого, как рост по служебной лестнице.

- Нам объясняли: –  Мы не можем предсказать цену на нефть, условно говоря, мы не можем закладывать какие-то политические вещи. Но на то стратеги и сидят. Это дилетант мог бы объяснения такие предлагать.

- Видите ли, бо́льшая часть нашего экономического блока в правительстве мыслит либеральными категориями. Эти люди выросли на догматах, учениях Фридмана, Смита. Соответственно, экономика для них – это как библия. Поэтому они особо не рассуждают, они двигаются по лекалам, которые им в свое время прописали.

- В чьем-то фарватере всегда.

- Это видно невооруженным взглядом, потому что по тем же лекалам двигается и экономический блок наших соседей. Абсолютно по-другому ведет себя экономический блок Белоруссии – нашего основного партнера по Евразийскому союзу. Поэтому мы видим абсолютно другие результаты. Допустим, правительство РФ и у нас в Казахстане расценивают изменения денежно-кредитной политики, отношение к реальному сектору экономики как такой нонсенс, попытку к бегству из этой системы.

- Насколько этот подход: от нас ничего не зависит, виноваты цены, виноват российский рубль, санкции, нестабильная экономическая ситуация, а мы делаем все, что можем, но не все получается. И причину всегда ищем вовне.

- Конечно, мы потом ищем причину в рекомендациях Международного валютного фонда, Всемирного банка, Федерального резерва, в Вашингтонском консенсусе. Когда доходит до прямых разборок, наши зарубежные эксперты говорят: у вас есть своя голова, вы должны были думать.

- Мы посоветовали, вы у себя знаете ситуацию лучше. И возникает вопрос: что собственно слушали?

- Тучные годы очень сильно расслабили наш экономический блок. И я думаю, что это надо прекращать, надо жить по средствам. И, соответственно, надо находить новые точки роста.

- Условия ведь есть для этого.

- Конечно. У нас есть хорошие условия: у нас есть ЕЭС – это обширный рынок, который мы можем спокойно отрабатывать, у нас есть ресурсы, у нас есть человеческий потенциал.

- Возникают все время вопросы с ростом цен. И нам потом рассказывают: – Нет, инфляция у нас в заданном параметре, и нормально. Хотя люди смотрят не по абстрактным категориям, а зайдя в магазин. И в магазине рост получается не 4% и не 6%.

- Вы совершенно правы. То, что мы ощущаем на собственных карманах и то, что заявляется Национальным банком и правительством – это две разные вещи. Мы анализировали, почему это происходит и мы понимаем, что есть определенные мировые рейтинги, которые присваиваются государству в целом. Государство за эти рейтинги бьется. Причем бьется в тех правилах, в той системе координат, которые в свое время были выстроены Международным валютным фондом. Соответственно, мы не можем выйти за эти рамки, потому что рейтинговые агентства, на сегодняшний момент, фактически монополизировали это право. Иногда для некоторых стран работа по рейтингам доходит вплоть до шантажа, потому что если понижается рейтинг страны, то понижается рейтинг всех финансовых институтов, частных компаний.

- Цепная реакция, которая на самом деле приводит к сложным последствиям.

- Наше мнение, коммунистов, таково: надо пользоваться сегодняшней ситуацией. Когда внутри США соревновались две противоположные силы, которые понимают, что необходимо проводить определенные реформы, иначе, весь мир скатиться к огромному лопнувшему пузырю, нам в рамках нашей страны, в рамках ЕЭС, и в рамках «одного пояса одного пути», который на сегодняшний момент является ключевым для нас – Евразии, надо кооперироваться, помогать друг другу и выходить из этой системы координат, которая на сегодняшний момент является  ущербной и несет очень серьезный риск для развивающихся стран.

- Глава государства очень тонко подметил, что если импортное снять с нас, то мы бы выглядели в неприглядном виде. Что мешает производить самим? И как Вы считаете, можно ли эффективно заниматься производством и реализовывать поставленные задачи, когда бизнесмены не знают, какой курс будет завтра? Когда нам объясняют, что, оказывается, можно контролировать цены, влиять на инфляцию, но при этом не влиять на курс. То есть, заставляют верить в то, что можно влиять на следствие, при этом не влияя на причину?

- Основой любой экономики является денежно-кредитная политика Национального банка страны. В нашем понимании на сегодняшний момент действующая денежно-кредитная политика абсолютно не соответствует реалиям. Дело в том, что слепое восприятие рекомендаций международного валютного фонда, слепая поддержка вашингтонского консенсуса, в принципе, приводит к серьезным огрехам и проблемам в экономике. Когда денежная масса сжимается в угоду таргетирования инфляции, введение свободно плавающего курса очень серьезно бьет по реальному сектору экономики. Надо понимать, что нельзя слепо следовать этим рекомендациям. Необходимо вырабатывать свои новые механизмы для финансирования реального сектора экономики с учетом турбулентности на внешних рынках – финансовых, товарных. Как отметил в послании глава государства, турбулентность на внешних рынках очень высокая, и нам не хотелось, чтобы Казахстан стал заложником разбора крупных финансовых, политических мировых игроков. Соответственно, мы должны быть готовы к тому, что какая-то часть мира будет отходить от доллара США, потому что все идет к этому.

- Каково Ваше отношение к мнению, что волатильность курса и падение тенге тактически выгодны правительству?

- Если смотреть на короткие дистанции – то да, конечно. Иногда обвал курса помогает пополнить бюджет. Но я бы сказал, что это как допинг для спортсменов.

- Стратегически, это очень тяжелая ситуация.

- Для наших производителей, переработчиков, инвесторов – это очень плохо. Потому что, когда курс плавает, очень тяжело выстраивать стратегические планы развития предприятия, это все понимают. Предприниматели говорят, нам не важно, какой будет курс, нам важно знать, какой он будет в перспективе.

- Стабильность и планирование. Многие наши компании, у которых исторически кредиты в валюте, вынуждены скупать валюту. Из-за этого образуется дефицит.

- Да, покупка валюты впрок населением, предприятиями и банками – это всегда серьезный удар по валютному рынку. Соответственно, в условиях того, что у нас небольшой валютный рынок, небольшое количество валютных спекулянтов, которые приходят к нам из вне, они могут его спокойно раскачать. Это опасно, потому что банки средней руки – европейские, российские – могут отыграть на повышение, сдвинуть наш рынок, и, как обычно, спекулянт потом на этом отработает в условиях повышения стоимости доллара. Мы, как оппозиция, считаем, что нам необходимо, именно для таких спекулянтов, закрывать внешние границы для вывода свободного капитала из страны, потому что мы вливаем деньги Национального фонда, мы вливаем деньги ЕНПФ.

- Кстати, как вы относитесь к использованию этих денег?

- Мы понимаем, что это неизбежность в существующей системе координат.

- С одной стороны здравый смысл при четком контроле в этом есть. Зачем занимать под проценты, и дело не только в экономической, но и политической составляющей, когда потом будут выставлять свои условия.

- Конечно, дело в том, что занимать придется в валюте. А в условиях сегодняшнего волатильного курса, возможно, придется отдавать в два, в три раза больше. Поэтому, мы считаем, что деньги, которые есть у нас в стране, должны быть внутри страны. Мы против того, чтобы эти деньги использовались на покупку облигаций зарубежных банков или правительственных облигаций. На сегодняшний момент строительство газопровода Кызылорда – Астана производится из части средств ЕНПФ, мы это приветствуем. В существующей системе координат других источников, откуда можно будет финансировать крупные инфраструктурные проекты, имея долгую теньговую ликвидность, просто нет. В таких случаях надо усиливать общественный контроль.

- Есть мнение, что такая ситуация с колеблющимся курсом, не способствующая развитию собственного производства, приводит к тому, что раньше по вашей терминологии называлось спекуляцией. То есть, когда люди ищут сиюминутную выгоду и, фактически, наши значительные средства, которые могли бы пойти на развитие производства, уходят просто на стимулирование импорта, в счет оплаты за чужую продукцию, которую просто привозят к нам и перепродают.

- Совершенно верно. По нашим данным, за 7 месяцев этого года мы импортировали товаров на 18 миллиардов долларов США. Из них 2,5 миллиарда – это продукты питания.

- Причем, это те продукты питания, которые мы могли бы производить здесь еще и более высокого качества, создавая предприятия и новые рабочие места.

- Конечно. И когда мы начали разговаривать с переработчиками, спрашивать, почему в Казахстане не происходит глубокая переработка, например, пшеницы, мы получили ответ: у нас нет длинных денег. Если бы у нас были длинные, теньговые ресурсы, мы бы могли наладить глубокую переработку.

- И стабильность, и понимание правил игры.

- Дело в том, что то же оборудование в Казахстане, к сожалению, не производится.

- Вот по оборудованию. Часто нам говорят: не должны дорожать те и те продукты, они полностью производятся у нас. Вот классический пример: бабушка продает, допустим, огурцы, выращенные на грядке. Вдруг они растут в цене. Она говорит: а у меня внук ходит в школу; мне нужно ему собирать портфель, покупать учебники, а это тоже дорожает, поэтому я вынуждена это все закладывать в цену огурцов. Происходит цепная реакция.

- Если говорить словами Президента, внук тоже останется голым, если с него все это, фактически импортное, снять. Поэтому, конечно, любой человек будет ориентироваться на курс.

- Вы сказали про механизацию, но ведь в стоимости запчастей, масел и прочих технических элементов, везде заложен курс валюты. Потому что мы это не производим, хотя могли бы производить, и это косвенно влияет.

- Наши производители-переработчики вынуждены платить даже за воздух. Это интеллектуальная собственность, программное обеспечение. Развитые страны навязали очень суровые системы наказания за кражу интеллектуальной собственности. Поэтому многие предприятия вынуждены за обновления программного обеспечения по автоматическим системам управления производствами платить довольно серьезные ресурсы. Главой государства была поставлена задача, чтобы развивать наш айти-сектор. У нас есть очень хорошие разработки в этом плане, есть, куда расти, где их внедрять. Если смотреть в рамках ЕАЭС, у нас идут торговые войны – на границе задерживают наши грузы, наши товары.

- Мы задерживаем, наши задерживают, люди в огромных очередях простаивают. К сожалению, даже трагические несчастные случаи из-за этого происходят.

- Протекционистская политика нужна, потому что условия ВТО на сегодняшний момент нарушаются повсеместно.

- Заявлено все очень мило, равноправно, а потом – кто сильнее, тот и круче.

- Нашему правительству надо проводить меры протекционизма в отношении наших товаропроизводителей и переработчиков.

- Очень много вопросов было после послания главы государства от людей по ЖКХ. Этому комплексу проблем был отведен серьезный блок. На Ваш взгляд, знают ли люди на что сдают деньги? Почему падают лифты, текут крыши до сих пор, затоплены некоторые подвалы. И вообще контроль над строительством, о котором тоже глава государства говорил, чтобы дома не падали. Монополисты модернизацию проводят?

- Население, кстати, очень возмущено тем, что сейчас происходит в сфере ЖКХ, тем, что творят монополисты.

-  Некоторые даже умудрялись в тарифы закладывать премии. Премия – это награда за хорошую работу. Они работают для нас и за нас уже оценили свою работу на хорошо, чтобы за наш счет выплачивать себе премии.

- Был очень большой скандал.

- Законопроект, о котором сейчас говорят, на Ваш взгляд, поможет эту проблему решить?

- Я думаю, мы сделаем все возможное, чтобы снять эту напряженность. Глава государства поставил задачу – мы будем работать. У нас есть мнения людей, мнения специалистов. Потому что повседневные проблемы раздражают людей.

- Ведь глава государства сказал, что  рост тарифов во многом нивелирует все те значительные комплексные меры, которые предпринимает государство по увеличению зарплаты. Вот минимальная заработная плата сразу в полтора раза была увеличена, и те системные увеличения зарплат, пенсий, и так далее. Кстати, 7-20-25, как Вы считаете, насколько успешно эта программа реализуется, и почему столь ничтожно количество одобренных заявок, несмотря на приемлемые условия, несмотря на то, что глава государства фактически заставил работать акимов и изыскивать возможности для того, чтобы облегчить людям выплату первого взноса? 

- Программа 7-20-25 очень правильная. Она нацелена на то, чтобы люди смогли, при минимальном взносе, при довольно щадящих условиях получения кредита решить свои жилищные проблемы. Я думаю, что те люди, которые разрабатывали эту программу, немножко оторвались от реальности. С учетом того, что средняя зарплата по Казахстану порядка 160 тысяч, а медиана еще меньше – где-то в районе 90 тысяч, то говорить о том, что человек может накопить с такими доходами сначала на первоначальный взнос, а потом уже обслуживать этот кредит – не приходится. Потому что ему необходимо нести каждодневные расходы на содержание себя. По нашим данным, доходы населения у нас падают четвертый год подряд.

- Вам сразу скажут финансисты правительственные, что нет, они растут в тенге.

- Есть варианты приведения статистики, необходимой для хороших цифр и позиций, мы это тоже понимаем. Но хотелось бы предостеречь наши монетарные власти и наш экономический блок правительства, что такая позиция, так называемая страусиная, когда декларируются определенные цифры инфляционные, а население ощущает абсолютно другие цифры роста цен на себе. Я думаю, что это просто напросто приводит к недоверию властям.  

- Это при том, что мы действительно одни из немногих объективно выделяем огромные деньги на рост благосостояния, на беспрецедентные социальные программы. Суммарно больше триллиона тенге на все это выделяется. И в таких условиях умудряться еще и ставить под сомнение вопрос доверия – это нужно постараться. Когда столько делается, столько будет сделано реально, когда у нас есть такие возможности, которым многие могли бы только позавидовать.

- Вы знаете, у меня из нашего разговора такая вот картинка: наша экономика, условно, это мяч, который мы пытаемся накачать, до нужных размеров. Правительство предпринимает определенные ряд мер. Воздух – это деньги, которые вливаются с одной стороны, а с другой стороны – огромная дыра. Эту дыру бережно лелеет наш Национальный банк. Через эту дыру воздух выходит.

- Спасибо большое, Айкын Ойратович, за интересное подробное интервью, и удачи Вам и Вашей партии в нашем общем деле, спасибо большое.

- Спасибо Вам.    



 

Вчера

25 января

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире