{metadescription}
Шоковой девальвации тенге больше не будет – экономист

Шоковой девальвации тенге больше не будет – экономист

В День национальной валюты мы узнали, что Нацбанк теперь все делает правильно и тенге больше не упадет в обморок.  

Сегодня исполняется 23 года нашему родному тенге! К этой отметке он, к сожалению, пришел далеко не с самыми лучшими результатами – почти все это время казахстанская нацвалюта только слабела. Разобраться в причинах помог известный экономист Айдархан Кусаинов, который также посчитал, что больше резких шоков на нашем валютном рынке быть не может.

1993 год. В мире появилась новая валюта – тенге. На тот момент курс доллара США составлял 4,7 тенге. Однако лишь за первые полтора месяца тенге обесценился почти в 12 раз – до 54 тенге за доллар, и затем продолжил свое падение вплоть до 156 тенге за доллар в 2002 году. И это было нормальным для процесса становления молодой валюты, сказал Кусаинов.

«До 2000-2003 годов ослабление тенге было вполне понятным: новая страна вводит новую валюту, при этом ее экономика еще нормально не отработалась, не переструктурировалась, и, естественно, валюта слабела. У нас, во-первых, только формировалась финансовая система, во-вторых, был реальный постперестроечный кризис. Хозяйственные связи были разрушены. Потом в 1998 году был еще Азиатский кризис. Грубо говоря, у нас все 1990-е был кризис в экономике, поэтому тенге слабел.

В начале 2000-х годов в стране наконец-то наступила экономическая стабильность: перестройка закончилась, Азиатский кризис прошел, и так совпало, что у нас начался большой объем добычи нефти. И здесь была совершена серьезная ошибка. Вместо того чтобы не позволять укрепляться тенге и давать возможность экономике развиваться, мы допустили его укрепление. Хотя технически, инфраструктурное страна была готова к тому, чтобы предотвратить это: был создан Национальный фонд, чтобы «стерилизовать» излишнюю денежную массу. В принципе страна понимала, что сейчас начнется приток валюты и будет неправильное, нерыночное укрепление тенге. Но, к сожалению, мы не устояли перед соблазном показать какая у нас красивая и крепкая валюта», – пояснил Кусаинов.

С 2003 года доллар в Казахстане начал дешеветь. К 2007 году его курс снизился до 120 тенге. Ситуация оставалась стабильной до февраля 2009 года, когда Нацбанк отказался поддерживать обменный курс в коридоре 117-123 тенге за доллар и провел одномоментную девальвацию, в результате чего тенге обесценился на 25 процентов, и курс доллара составил 150 тенге.

«В области монетарной политики мы не допускали установления реального курса тенге, а из своих амбиций держали его слишком крепким. Если бы мы курс со 150 тенге в 2003 году не выводили до 120 тенге за доллар, то в 2009 году девальвация нам не понадобилась бы. Или если бы в том же 2009 году мы тенге ослабили до 170 за доллар, то тогда бы в 2016 году не надо было бы его девальвировать до 350 тенге – экономика набралась бы силы.

Мы все время пытались гордиться сильным тенге и поддерживали его на уровнях, которые не дают нормально развиваться не нефтяной экономике. В результате наша несырьевая экономика уменьшалась, падала и, естественно, когда экономика слабеет, приходится еще больше ослаблять валюту. Но мы так хотели быть красивыми, что «корсетик» на себе затягивали и падали в обморок от недостатка в воздухе», – описал ситуацию эксперт.

Стоит отметить, что аналогичная тенденция наблюдается у наших основных партнеров по ЕАЭС – в России, Беларуси и Кыргызстане. Причем лидирующую позицию по показателю обесценивания национальной валюты на территории всего постсоветского пространства занимает Беларусь. Отметку в 1 миллион белорусских рублей доллар преодолел в декабре 1998 года. В январе 2016 года (без учета деноминации) цена доллара в эквиваленте белорусского рубля достигла показателя 210 миллионов.

«С валютой Беларуси такая же проблема. У них централизованная экономика, и они также периодически проходят через всякие кризисы. Они искусственно пытаются управлять. С валютой России тоже все абсолютно понятно – там сыграли роль стоимость нефти и санкции. Россия находится в настоящей экономической и торговой войне. Понятно, что у нее курс рубля ослабляется.  

В Кыргызстане валюту тоже давно пора было ослабить. Ведь все валюты мира взаимосвязаны, и когда у вас есть крупные торговые партнеры, вы неминуемо зависите от их валютной политики. Так, небольшие страны вынуждены прислушиваться к монетарной политике других стран: если рубль и тенге ослабляются, то сом может, конечно, посопротивляться какое-то время, но, в конечном счете, тоже будет вынужден ослабиться, потому что это удар по экономике», – сказал Айдархан Кусаинов.

К слову, на сегодня самой дорогой валютой считается кувейтский динар (1 KWD = 3.31 USD, 1 KWD = 1 127.60 KZT). Высокая стоимость этой денежной единицы объясняется значимым экспортом нефтепродуктов на мировой рынок. А самой слабой валютой считается доллар Зимбабве (1 USD = 322.32 ZWL).

Кстати, насчет красивости: национальные валюты соревнуются между собой в красоте и степени защиты. Внешние достоинства и привлекательность казахстанских купюр отметили в 2011 году в конкурсе Международного банкнотного сообщества (IBNS). Тогда лучшей признали памятную банкноту Казахстана номиналом 10 тысяч тенге, посвященную 20-летию независимости Казахстана. В 2012 году призером этого же конкурса была признана и 5-тысячная казахстанская банкнота.

Что же будет завтра? Айдархан Кусаинов прокомментировал и этот вопрос. Он полагает, что чудовищная девальвация, как в прошлом году, вероятно, была последней в истории Республики Казахстан.

«За год действий нынешнего председателя Нацбанка впервые проводится нормальная монетарная политика. Мы вышли на стабильные экономические уровни, которые отражают силу нашей экономики и дают возможность ей развиваться. Поэтому потенциала для резкой девальвации нет. Курс колеблется – как у всех нормальных валют. Поэтому я смею надеяться, что эта резкая шоковая девальвация будет последней в нашей истории», – резюмировал экономист.

Вчера

23 августа

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире