{metadescription}
Как школьные парты скручивают детские спины…

Как школьные парты скручивают детские спины…

Детский сколиоз и «неправильные» парты – какая связь между ними? Детский омбудсмен предлагает заменить ученические столы во всех казахстанских школах.

«Учиться, учиться и учиться!». Назидание Владимира Ульянова многие из нас запомнили на всю жизнь (еще бы – ведь на стенды с такой надписью приходилось смотреть каждый день). К сожалению, для некоторых детей школьные годы вылились в следующее – «Болеть, болеть и болеть»… Неприятными спутниками учебы стали близорукость, сколиоз, проблемы с пищеварительным трактом и ряд других заболеваний.  

У детского омбудсмена и депутата Мажилиса Загипы Балиевой масса вопросов к нашей системе образования. Это касается школьного питания, формы, размера и веса учебников, оборудования, которое используется в учебных заведениях и школьных парт. Вот ими – партами, за которыми детки проводят как минимум по 5-6 часов в день, – она хочет заняться в первую очередь. Здоровая центральная нервная система невозможна без нормального состояния спины и позвоночника. Балиева, кстати, экс-министр юстиции, хочет обратить внимание чиновников от образования на светлое прошлое. Современные парты, по ее мнению, отличаются своим многообразием, а вот их продуманность и безопасность оставляет желать лучшего…  

Изобретать велосипед не нужно: чтобы привести в порядок детские спинки, Загипа Балиева предлагает вернуть в казахстанские классы парты, разработанные еще во времена Александра II. Это монолитное сооружение – двухместные парты с наклонной столешницей и двумя откидными клапанами-крышками и с желобками для ручек и карандашей. Такие парты разработал знаменитый российский гигиенист XIX века Федор Эрисман, его имя и было присвоено этому творению.

«По моему мнению, парты Эрисмана улучшают осанку, но нужно получить подтверждение специалистов, в частности, медиков. Мы когда учились в школе, у нас были приблизительно такие парты: сиденье со спинкой и наклоненная столешница, отчего тетрадки и учебники находились под углом в 30 градусов. Если мы не примем какие-то меры, то падение зрения и развитие сколиоза у детей будет увеличиваться. Посмотрите, по данным Министерства здравоохранения, на сегодняшний день у детей до 7 лет сколиоз развивается в 5-7 процентах, с 8 до 13 лет – до 12 процентов, а уже в возрасте с 14 до 17 лет – 34 процента детишек. Если говорить о зрении, малыш идет в школу со 100-процентным, а к семи годам оно падает до 9 процентов, к 13 годам – на 27 процентов, а к 16 годам – на 32 процента», – констатировала Загипа Яхяновна, которая уверена в необходимости принятия срочных мер.

Совсем скоро она подготовит депутатский запрос, а параллельно с ним также попросит власти разобраться с игрушками, школьной формой, школьным питанием и надеется улучшить работу школьного транспорта.

У эрисмановского творения, впрочем, были не только плюсы. Те, кому довелось сидеть за такими партами, наверняка, помнят и их недостатки. Во-первых, вставать из-за них можно, только откинув крышку, словно люк танковой башни – грохот в классе был тот еще… Во-вторых, были определенные сложности при уборке (вспомнили дежурство после уроков?). Но когда идет речь о сохранении правильной осанки, а следственно, и здоровья ребенка, все неудобства можно отнести к незначительным.

Другое дело, парты Эрисмана – это не панацея от проблем с позвоночным столбом и глазами. Как избежать искривлений, рассказала телесно-ориентированный психолог, сотрудница Евразийского института практической психологии и психотерапии Марина Тольцман. По ее словам, важно не только обеспечить школьные классы правильным оборудованием, но и занимательно вести уроки, следя при этом, чтобы ученики не сползали и не растекались, как тесто, по поверхности даже самой удобной и правильной парты!

«Если в теле есть напряжение, то, естественно, нарушается положение внутренних органов, осанка, человеку становится трудно находиться в одной и той же позе. В таких случаях он не дышит глубоко, отчего у него нарушается доставление кислорода в кровь, им хуже питаются клетки мозга и других органов и систем – ребенок быстрее устает. Положение за партой, конечно, сильно влияет на его здоровье. Важно подобрать парту так, чтобы спина ученика оставалась прямая, чтобы ему было комфортно, чтобы у него не напрягались паховые области.

Сейчас ребенку иногда приходится сгибаться, если у него парта слишком низкая, а он высокий, или бывает наоборот: парта у ребенка высокая, а он маленький. Я сама училась за партами Эрисмана. За ними было очень комфортно сидеть! Эти парты были разработаны санэпидемиологической службой, у них был рассчитан угол наклона», – отмечает психолог.

Что интересно, по ее мнению, нужно отходить от сидения в классе в строгой позе «затылок в затылок», как это было принято в советские времена. У каждого ребенка, утверждает она, индивидуальные потребности в движении, и единой рекомендации на счет того, разрешать ли им самовольно вставать из-за парты и гулять по классу, нет. Педагог должен учитывать ряд факторов и консультироваться с психологом. Есть сомнения и насчет 45-минутного непрерывного сидения.

«45 минут – это психологические стандарты выдерживания внимания для взрослого человека, у которого уже устоявшаяся психика. Если школьное занятие длится больше, то внимание у учащихся ослабляется, и удерживать его могут они только с определенными усилиями. Поэтому во время уроков обязательно нужно делать разминки хотя бы через каждые 20 минут: зарядку для глаз, для рук, дать детям встать, поприседать, чтобы у них улучшилось кровообращение, и они могли продолжить дальше внимать тому, что говорит учитель.

Дети разные. Бывают семьи такие, где родители постоянно конфликтуют, отчего их дети напряжены. Поэтому у них внимание и усидчивость хуже. Здесь нужно индивидуально подходить, понаблюдать, почему этот ребенок нуждается в более частом вставании с места. Но при этом не стоит забывать, что именно в школе у ребенка формируются правила социального поведения. Когда он находится в классе, он учится социальным нормам, понимает, что не всегда бывает так, как он хочет! Поэтому невозможно однозначно сказать: так надо, так не надо. Здесь надо подходить индивидуально к каждому ребенку. Еще все зависит от системы преподавания: от того, насколько интересно преподают», – сказала Марина Анатольевна.

Также психолог дала ряд рекомендаций для родителей и педагогов насчет того, как улучшить психологическое и физическое здоровье детей.

«Я бы рекомендовала привлекать детей к спорту – плавание, танцы и так далее. Во-вторых, нужна профилактика семейных скандалов. Ко мне обращаются пары, говорят, что ребенок часто болеет. Начинаем выяснять, оказывается, что родители часто ругаются или отец пьет – разные бывают ситуации. Поэтому мамам и папам нужно взаимодействовать, улучшать коммуникации в семье, не только заставлять детей выполнять какие-то обязанности, но и слушать их потребности, узнавать, как у них прошел день, какую оценку получил ребенок, что ему было интересно, что его обрадовало.

Учителям надо следить за поведение ребенка в классе. Если оно отклоняется от нормы, то пусть психолог исследует ребенка, проведет беседу с родителями. Бывает такое, в семье даются установки не слушаться учителя, выходить и заходить в класс, когда захочется. Поэтому педагоги должны вести работу не только с детьми, но и с их родителями», – заключила Марина Тольцман.

Правильность парт, по нашей просьбе, оценил и педагог – преподаватель Назарбаев Интеллектуальной школы физико-математического направления (г. Алматы) Борис Кронгарт. Этот учитель многих казахстанских детей сделал победителями международных олимпиад. Так вот, по его разумению, в парте главное – это ее высота, а не наклонность.

«Я не вижу большой разницы между ученическим столом и ученической партой, лишь бы по высоте они подходили. Но иногда школы покупают в классы парты одного роста. В кабинеты и маленькие заходят, и старшие классы. Получается из-за этого ерунда: маленькие вытягиваются, большие, наоборот, сгибаются», – сообщил Борис Кронгарт.

К стандарту продолжительности урока у него тоже претензии.

«Это зависит от возраста, от интереса к предмету и от учителя. Даже если учитель сильный, бывает так, что он где-то расслабляется, и класс уже не держит концентрацию. Конечно, оптимальный вариант длины урока – это не 45, а 40 минут. Буквально 2-3 минуты: ты их «раскочегарил», в конце подвел итоги, на которые минут пять где-то уходит, остальное – цельный урок идет. У меня есть классы, в которых говорят: «Ух, блин, уже урок прошел! Я не заметил». Это, конечно, кайф!» – не без радости отметил Борис Аркадьевич.  

Все «ЗА» и «ПРОТИВ» озвучены. Судьба вопроса решится позже, когда Балиева привлечет к этому лучшие умы, какие только могут найтись в казахском образовании и здравоохранении. Но у нее далеко идущие планы не только по партам.

«Мы сейчас поднимаем стандарты и СНиПы, которые были в советское время. Школьная форма ни в коем случае не должна шиться из некачественных материалов с добавлением синтетики. Она должна шиться из качественной ткани, где нет химических примесей. Из тканей с синтетическим добавлением шьют рабочую или спецодежду, в которой человек находится не постоянно, а временно. Наши же ученики с утра надевают школьную форму и целый день ходят в ней, что отрицательно сказывается на их здоровье – развиваются аллергия, дерматит, падает иммунитет.

Депутатский запрос по поводу пересмотра стандартов и ГОСТов по изготовлению школьного оборудования, в первую очередь – ученических парт, я подготовлю в ближайшую неделю. Если основываться на цифрах Министерства здравоохранения, то они говорят, что идет катастрофическое падение зрения и развитие сколиоза, что недопустимо! Сколиоз влечет за собой целый комплекс заболеваний, связанных с неправильной осанкой», – резюмировала Загипа Балиева. 

Вчера

16 февраля

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире