{metadescription}
Кто в Генпрокуратуре самый главный?

Кто в Генпрокуратуре самый главный?

«Крыша» прокуроров, эффективность их полномочий и подковерная борьба – что сейчас происходит с прокуратурой? Евгений Жовтис озвучил свое видение.

Главный прокурор страны Жакип Асанов пообещал большие проблемы двум своим подчиненным из регионов, требовавших от своего шефа оставить их в покое. Он заявил, что не потерпит такого отношения к себе и непременно разберется в инциденте. Все это Генпрокурор озвучил 13 декабря на заседании коллегии по вопросу «Формирование профессионального госаппарата. Прокуратура: «100 конкретных шагов» в действии».

Почему подчиненные позволяют себе такое поведение в отношении первого руководителя их ведомства? Ответ есть у известного правозащитника, директора Казахстанского бюро по правам человека Евгения Жовтиса. Такая ситуация, сказал он, по всей видимости, стала возможной из-за недостатка политического веса у господина Асанова. Но сначала юрист напомнил нам, что такое Генеральная прокуратура и кому она подчиняется.   

«Прокуратура традиционно, еще с советских времен была одним из наиболее влиятельных ведомств. В советское время она вела расследования, выступала главным обвинителем по всем процессам еще со сталинских времен. Сейчас, как известно, прокуратура не входит в состав Правительства РК, а подчиняется непосредственно Президенту, так же как и Комитет национальной безопасности. Это ведомство (Генпрокуратура РК – Ред.) обладает двойственной природой: с одной стороны занимается общим надзором за единообразным применением законов страны, с другой – поддержанием обвинения в суде и защитой интересов государства в суде. То есть у него достаточно большой объем полномочий», – сказал Евгений Жовтис.

Человек, которого назначают на пост генпрокурора, не должен ограничиваться только данными ему полномочиями, дал понять Жовтис. Такой личности необходима определенная политическая значимость.

«На уровне регионов прокуроры областей – это серьезные фигуры, люди, которые входят в пятерку ключевых руководителей, наряду с акимом и так далее. Естественно, что в этой ситуации структура прокуратуры даже при вертикальном подчинении зависит от влиятельности и веса самой ключевой фигуры. Если посмотреть на генеральных прокуроров, которые назначались в предыдущее время, то можно заметить, что все они – от Асхата Даулбаева до Рашида Тусупбекова – люди, обладающие серьезным политическим весом, помимо простой их влиятельности как первых лиц прокуратуры.

У Жакипа Асанова такого политического веса явно меньше. Внутри прокуратуры, как и любого бюрократического ведомства, есть внутренние течения, внутренняя борьба, внутренние конфликты, и недостаток политического веса создает определенные проблемы для самого генпрокурора. Поэтому давление, о котором он говорит, просто отражает эту ситуацию. Несмотря на то, что с точки зрения заявлений, которые делал господин Асанов, и с точки зрения его шагов, которые представляются достаточно разумными и вполне прогрессивными, недостаток политического веса, видимо, дает основания для таких вот внутренних конфликтов, трений и столкновений», – пояснил правозащитник.

Тем областным прокурорам, о которых говорил Асанов (но, кстати, так и не назвал их), видимо, стоит ожидать каких-то последствий для их работы. Но интересно, не подпортят ли они своими выходками карьеру другим коллегам. Что, если центральный аппарат вздумает устроить всем региональным руководителям большой экзамен на прочность?

«У нас проверки можно проводить где угодно – от Комитета национальной безопасности до Министерства внутренних дел, и где-то вы всегда найдете какие-то злоупотребления полномочиями, нарушения и в том числе и преступления. Но я не думаю, что это решит проблему. Она мне представляется более глубокой. Точно так же, как и другие правоохранительные органы, прокуратура в полной мере не претерпела модернизации, то есть она еще пока не превратилась в современный орган, стоящий на страже закона! Пока что это наследница советской прокуратуры», – отметил Евгений Жовтис.

Не факт, конечно, но что же может грозить тем самым начальникам областных подразделений Генпрокуратуры – тут, дал понять наш собеседник, от них самих мало что зависит.

«У нас вся политика внутренняя, кулуарная. Она зависит от того или иного политического веса лиц, того, какие группировки или кланы за ними стоят, какие элиты участвуют в том или ином распределении ролей, влияний и так далее. У нас идет постоянная подковерная борьба. Поэтому это в значительной степени будет зависеть не только от того, какие претензии у господина Асанова к этим прокурорам, а от того, кто за этими прокурорами стоит: какие региональные группы, какое у них влияние, насколько серьезную поддержку имеет сам генеральный прокурор со стороны президента и наиболее влиятельных лиц в нашей политической элите. Тут очень много факторов. В зависимости от того, как эти факторы сложатся, мы будем понимать, что может грозить этим людям. В частности, это могут быть какие-то отстранения от должности, возбуждения уголовных дел. Сказать заранее очень сложно, потому что зависит от расклада сил, от политического веса тех или иных элитных групп, каждая из которых имеет своих представителей в том числе в разных органах государственной власти», – заключил Евгений Жовтис.

То, что происходит на их «кухне», в любом случае решится без ведома масс. Да и зачем оно населению – знать, кто кого там подсиживает, поддерживает и для чего. Для простых граждан важно другое: чтобы прокуроры защищали гарантированные Конституцией права и свободы, и чтобы это относилось к каждому казахстанцу. А сможет ли родная прокуратура с этим справиться, если у ее же сотрудников не получается найти друг с другом общего языка?  

Вчера

20 апреля

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире