{metadescription}
Как связать воедино любовь и ненависть – знает актриса из «Нитей судьбы»

Как связать воедино любовь и ненависть – знает актриса из «Нитей судьбы»

Ольга Сумская: «Даже генеалогическое древо сериала составила!».

В свой персонаж она вложила все эмоции, даже те, которые не значились в сценарии. Ольга Сумская – это исполнительница одной из главный ролей нового сериала «Нити судьбы», который сейчас идет по телеканалу КТК. Зрители ее знают по многим работам на театральной сцене, в фильмах и телевизионных сериалах. И не только образ Роксоланы запечатлен в памяти поклонников. Создатели «Нитей судьбы» надеются, что роль Вероники тоже окажется яркой. Ольга Сумская рассказала, как снимался сериал, и «зачем» она окатила водой своего партнера по съемочной площадке – режиссер, кстати, об этом не просил.  

– Вы неоднократно говорили, что главные роли в фильме или сериале вдохновляют артиста на дальнейшую работу. А на что вас вдохновляет Вероника из «Нитей судьбы»?

– Во-первых, я здесь предстаю в образе героини, которая моложе меня. Не скрою, это приятный момент. Мне говорили: «Что ж вы в прошлом проекте играли бабушку, а здесь уже – молодую женщину, любовницу?!» В общем, с каждым проектом молодеешь и молодеешь (смеется). Безусловно, это вдохновляет. Тем более – есть, что играть. У персонажа есть характер, есть стержень. Она – своенравная женщина, может сказать правду в лицо. Для отца – нелюбимая дочь, как ей казалось поначалу, но потом перед ней открываются новые нюансы отношений. Их линия – достаточно драматична, даже трагична. Вспоминаю эти дни, наполненные слезами, тяжелая съемка... Но мне интересно, когда есть глубокий драматический материал. Кроме того, что моя героиня игривая и взбалмошная, непредсказуемая, она все же – любящая дочь. В общем, когда есть что играть – мы вдохновляемся этим, окрыляемся.  

– С одной стороны – отношения с отцом, которого играет Валерий Афанасьев, с другой – с сыном Филиппом, его исполняет... 

– Слава Хостикоев! Это – мой племянник, сын старшей сестры Натальи, его я знаю с малых лет. Сейчас смотрю на Славу и думаю: «Как же быстро время летит?!». Помню его совсем ребенком, и вот он уже в роли моего взрослого сына. Это очень интересная линия – взаимоотношения матери и сына. Есть эпизод, когда любовник говорит моей героине: «Я хочу детей!» Она: «Какие дети?! У меня уже сын выше меня ростом!» Знаете, я всегда мечтала о сыне, но в жизни у меня две дочери. Кино же помогает в какой-то мере воплотить мечту. Тем более мы со Славой и внешне похожи, он очень талантливый парень. И некоторое сходство тоже имело значение при утверждении на роль Филиппа. Родная кровь! «Чорні брови, карі очі» – все это наше, семейное. Я это вижу, и это «бентежить кров».   

Возвращаясь к линии Вероника – Филипп, отмечу, что когда ты хочешь руководить таким взрослым сыном, навязать ему свое мнение – это всегда непросто. Эти грани интересны. Молодой самостоятельный человек, у которого свой бизнес.  Он строит свою жизнь, любит девушку, которую моя героиня сначала не принимает категорически... Этот конфликт – тоже вечный, когда любишь своего сына, и вдруг появляется та, которая у тебя его отбирает. И матери это больно… Интересно это проживать на площадке…

– Вероника, как вы сказали, взбалмошная – любит перемены в доме: переклеить обои и тому подобное. В этом смысле она на вас похожа? 

– Я – очень творческий человек по жизни. Если бы я перечислила все, чем я занималась, все мои хобби, вы бы удивились. Зная мои предпочтения, муж мне подарил краски, холсты. Все это ждет своего часа. Я обожаю заниматься дизайном одежды, сама шью, в доме – три швейные машинки… Правда, есть сцены, где моя героиня имеет дело с огнем – выжигает по дереву и по стеклу. В жизни я этим еще не занималась, но… Я обожаю эти моменты, когда открываешь в себе способность к чему-то новому. Я так увлеклась этим на площадке! 

– Наверняка вам не впервые играть роль творческой личности?

– У меня была в этом смысле похожая работа в проекте «Территория красоты». Вспоминаю тот период: тоже постоянно что-то рисовала, создавала икебаны, окуналась в творческий поиск… Но повторения не хочется, я стремлюсь в каждой роли быть иной, сказать что-то еще не сказанное, ради чего готова кардинально поменять имидж, люблю «дерзнуть». Вот и в «Нитях судьбы» предлагала темный парик, однако продюсеры высказались против: так сказать, им нужна была я в предлагаемых ситуациях. Хотя в жизни я, конечно, отличаюсь от Вероники. Я – мягкая, такая себе «кошечка», которая, тем не менее, когда надо, способна выпустить коготки. Актер должен быть с характером.

– Продолжим разговор о смене образа. Вы играли неоднократно в исторических фильмах, нравится облачаться в костюмы другого времени?

– Любой артист вам скажет, что играть историческую эпоху – это высший пилотаж. Когда ты работаешь в историческом материале, то паришь в нем. Это счастье, когда ты можешь надеть этот костюм – 18, 19 века или модерн 20-го... Ты преображаешься. Это другая походка, другой тембр голоса, манера говорить – все меняется. Новые ощущения для актера, невероятные возможности. Но это недешевый жанр, требующий солидного бюджета.

– Кстати, на FILM.UA сейчас идет монтаж первого украинского фэнтэзи «Сторожевая застава», где подросток из нашего времени попадает в эпоху Киевской Руси.

– Да, знаю, моя сестра Наталья там снималась. Хорошо, что наши украинские производители «замахнулись» на эпос, преклоняюсь перед ними и жму руку. Поверьте, через национальные проекты на родном языке – модные, интересные, современные (по сюжету и составу актеров) – мы сможем привлечь своего украинского зрителя. Я так говорю, потому что сейчас снимаюсь уже третий год в Польше в сериале «Блондинка». Неполный метр, достойный уровень, хороший бюджет, для первого канала польского телевидения. Вижу, как там работают. У них четко это позиционируется – отечественное кино. Польские актеры очень уважают и ценят свое – культуру, литературу, традиции, историю. Мы, считаю, на пути к этому. Пусть будут молодежные проекты, но на украинском языке. 

Работая в Польше, я тоже говорю по-польски. И хотя мне продюсеры предлагали произносить текст по-украински, я ведь там играю «заробітчанку, яка шукає своєї долі». Я ответила, что меня просто не поймет местный зритель. И не хотела, чтобы меня кто-то озвучивал – была категорически против этого. Сама предложила, что буду говорить по-польски. Выучила несколько сцен, показала режиссеру, он утвердил.

– Вернемся к «Нитям судьбы». Чувствовали ли вы особую энергетику на площадке, ведь вас окружала в основном молодежь?

– Конечно! Это так красиво в кадре! Бодрит, вдохновляет. И вообще с молодежью приятно работать. Сейчас столько красивых ярких молодых актеров, в том числе и в Украине. Им как раз и надо давать роли, чтобы открывать новые имена. Безусловно, это уже зависит от продюсеров, от хорошего кастинга, но их просто нужно искать. Я верю и знаю, что таланты есть. Кстати, в Украине и раньше умели открывать имена – когда был нужен актер определенного имиджа. Тогда режиссеры – к примеру, Мащенко или Осыка – давали четкое задание: «Найти красавца-парубка с карими или голубыми глазами!». И находили – в Ворошиловграде, Ивано-Франковске, Львове или Харькове.

Необходимо давать шанс раскрыться талантам, показать свою харизму, особую энергетику. Как-то Тарантино спросили: «В чем секрет успеха ваших фильмов». «Все просто, – последовал ответ. – Я беру правильных артистов на правильные роли».

– Но даже правильным актерам необходимо досконально знать сюжет, даже такой запутанный, как в «Нитях судьбы». Не слишком ли резки событийные повороты в сериале?

– Спасибо за вопрос. Честно говоря, мы, актеры, порой и сами в этих нитях путались, называли их сетями (смеется). Вообще, это творческий процесс. Много персонажей, насыщенные линии. Бывает, на площадке вникала, с кем именно говорю, а это оказывался мой какой-то родственник или человек, которого безумно люблю или ненавижу. Понятно, что наперед выучить содержание всех сорока серий не очень реально. Я знала четко свою линию, а уже всякие «ветви» изучала по ходу. Так было даже интереснее, когда как-будто со стороны наблюдаешь невероятные повороты судьбы. 

– Некоторые актеры мне говорили, что они специально выписывали хронологию событий…

– А я даже генеалогическое древо составила! Есть папа моей героини – Евгений Александрович, а дальше веточки – кто кому кем приходится, и какие у них качества с точки зрения моей героини. К примеру, Вероника постоянно боится, чтобы отца не обманули, она не верит в искренность своей племянницы Екатерины, которую играет Евгения Розанова – прекрасная московская актриса, глубокая, интересная личность… Впрочем, не стану раскрывать всех секретов, пусть зритель узнает о них, когда посмотрит сериал.

– Какая сцена вам больше всего запомнилась?

– Любовь и ненависть практически без границ – два чувства, которые Веронике хорошо знакомы, в ней нет чего-то третьего, так сказать, с полутонами. В одной из трагических сцен, моя героиня завелась не на шутку и высказала одному из персонажей (опять же ради сохранения интриги, не называю его) все, что думала. В резких выражениях, с истерикой, слезами. Тут в самый пик страстей кто-то дает мне стакан воды, после чего моя актерская природа продиктовала следующий шаг: я выплеснула воду в лицо этому «врагу». Сценарий такого поворота не предусматривал, и для партера по площадке это стало неприятным сюрпризом. Но зато сцена получилась яркой и убедительной. На следующий день ходила с чувством вины, говорила: «Ты на меня не обижайся». Он заверил, что все нормально. Надеюсь, это будет самый лучший эпизод в той серии, и потом нам будет, что вспомнить.

Вчера

13 декабря

Новости партнеров

Загрузка...
Сейчас в эфире